Позиция

Экологические протесты вспыхивают один за другим

Поделиться:

 

 

 

В начале августа на карте России появилась ещё одна «горячая точка» – Ишимбайский район Башкортостана. Там местные жители выступают против разработки шихана (сопки) Куштау Башкирской содовой компанией (БСК).

 

 

Около Куштау появился палаточный лагерь протестующих, произошли столкновения с полицией и охранниками БСК, несколько десятков человек были арестованы. Переговоры республиканской власти и представителей БСК с недовольными то начинаются, то прерываются, но серьёзных результатов пока не приносят, Протестующих поддерживает значительная часть населения республики.

Экологические протесты в России вспыхивают то в одном регионе, то в другом. В 2018 г. страну охватили «мусорные протесты»: жители Волоколамска, Коломны, затем в Архангельской области и республике Коми боролись против строительства мусорных полигонов. С 2012 г. в Воронежской области время от времени возобновляются протесты, связанные с планами добычи никеля на Хопре. В 2008-14 гг. жители Республики Алтай боролись против строительства газопровода «Алтай», который должен был пройти на священному для алтайцев плато Укок. Ещё раньше, в 2006 г., Иркутская область и Бурятия вышли на многотысячные демонстрации против строительства трубопровода вблизи озера Байкал.

Экологические протесты вспыхивают один за другим

За каждым протестом стоит недовольство граждан планами той или иной компании по развитию бизнеса. В Башкортостане это БСК, мусорные полигоны – это «Ростех», никель на Хопре хочет добывать УГМК, а трубопроводы, в Сибири – «Газпром». Разумеется, крупные компании пользуются поддержкой властей на всех уровнях, но при серьёзных обострениях власти вынуждены идти на компромиссы во избежание трагических последствий. Так, в 2006 г. трубопровод всё-таки начали строить в отдалении от Байкала, чтобы не спровоцировать массовое неповиновение жителей Прибайкалья и Забайкалья.

И тем не менее промышленные компании и органы власти раз за разом наступают на одни и те же грабли. Сначала принимается решение о строительстве или разработке какого-либо объекта – принимается зачастую кулуарно, без общественных слушаний и вообще уведомления граждан, либо с имитацией этих процедур. Потом начинаются протесты, которые сначала стараются не замечать, потом используют силу, а уже потом начинают вести переговоры и вообще думать, что делать дальше.

В основе этой последовательности лежит не избытый советский менталитет. Тогда всё решало как бы государство, и любое несогласие (не говоря о протестах) влекло за собой осуждение по «антисоветской» статье. И мы никогда не узнаем, что было главным в принятии решения о строительстве того или иного завода – забота о нуждах страны, стремление высокопоставленного управленца получить звезду Героя соцтруда или банальная безграмотность. Давно умерший Авраамий Завенягин уже не объяснит, с какой стати он решил строить головной завод никелевой отрасли на Таймыре, где нет ни людей, ни дорог, но есть -50°, а не на Урале, в Казахстане или Забайкалье. Может, товарищ просто был недостаточно образован, чтобы понять: никакие богатства месторождения не компенсируют отсутствие логистики и ужасающие климатические условия Таймыра. А может, он настолько хотел стать замнаркома, что отринул все остальные соображения.

Экологические протесты вспыхивают один за другим

Зато мы можем прочесть на сайте города Мончегорска, что это дитя 2-й пятилетки появилось на свет в силу «ошибочного мнения академика Ферсмана» о наличии вблизи города огромных запасов медно-никелевых руд (запасы были, но на некотором удалении).

Но речь не о советском прошлом. Речь о том, что в современной, несоциалистической России разработка Куштау, строительство полигона в Шиесе или прокладка трубы на Алтае не могут оправдываться государственными интересами – это планы коммерческих структур. Все, включая даже крупные компании, при том, что в них есть и госучастие, то есть акции и принадлежат государству – коммерческий бизнес, и решают они свои собственные, коммерческие задачи. Как и любая другая – вне зависимости от того, кто её хозяева.

Советской власти почти 30 лет как нет, и пора научиться отделять личную шерсть от государственной.

В России – рыночная экономика, но зачастую она функционирует так, как в советских учебниках описывались ужасы капитализма, при котором государство – служанка у частного бизнеса.

Государство в любом выяснении отношений между компаниями и гражданами имеет право только быть арбитром, а не поддерживать одну из сторон (всегда понятно, какую). Если глава Ишимбайского района Азамат Абдрахманов лично участвует в разгроме лагеря протестующих – какой же он представитель государства? Он – представитель БСК, вот пусть туда и идёт служить и работать.

Если так или иная компания разработала проект, отражающийся на судьбах населения, а это любой более-менее крупный проект – он должен обязательно пройти ряд последовательных процедур. Освещение в СМИ, открытые дебаты в муниципальных, районных, областных (республиканских) органах власти – и только потом начало реализации. Иначе зачем вообще существуют городские советы и законодательные собрания? Зачем СМИ, среди которых вроде даже встречаются независимые?

Экологические протесты вспыхивают один за другим

 

Экологические протесты, несмотря на локальность, способны взорвать стабильность в стране. Трубопровод пустили в обход Байкала прежде всего потому, что он мог спровоцировать не только экологический, но и межнациональный протест в юге Сибири – Байкал священен для бурят. По той же причине заморозили (но не отменили!) проект газопровода «Алтай»: сопротивление алтайцев может принять самые острые формы. Но и в других регионах России проекты, раздражающие население, способны вызвать взрыв – в том случае, если прольётся кровь. А участие больших масс населения (не всегда адекватных и не всегда трезвых), а также раздражённых полицейских и охранников – это всегда опасно.

Среди протестующих вокруг Куштау – несколько избитых и раненых. Там, или в другом месте, не дай Бог, могут появиться жертвы, которые тут же назовут сакральными. И тогда мало не покажется ни местным жителям, ни властям, ни самой компании, которая проклянёт тот день и час, когда начала этот проект.

 

 

 

Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии