Интервью

«Город создал условия для криминальных схем» – эксперт о Челябинске

Поделиться:

 

 

 

Руководитель Ассоциации судебных экспертов Южного Урала Владимир Добрынин указал на наиболее о проблемные места городской среды Челябинска, несмотря на внешние усилия по наведению порядка в городе и рассказал о сути уголовных дел, которые сопутствуют проводимым работам, Предлагаем вашему вниманию наиболее интересные фрагменты его интервью изданию ФедералПресс.

 

ФедералПресс: Владимир Валентинович, вы были привлечены в качестве эксперта к проверке результатов реконструкции многих знаковых объектов. Какие основные проблемы вы можете отметить?

«Город создал условия для криминальных схем» - эксперт о Челябинске

Добрынин: Сегодня в Челябинске есть проблемы с городской средой. Они касаются объектов инфраструктуры, состояния реки Миасс, ситуации с объектами культурного наследия, а также дорожной сферы.

Нынешнее благоустройство – это как «губы намазать».

Мы видим, что ремонт объектов культурного наследия, реконструкция набережной оборачиваются уголовными делами, ремонт дорог при слабой системе ливневой канализации – вообще работа практически впустую, как показывают более-менее серьезные осадки.

Наша экспертная организация проводит много исследований в этих направлениях, по результатам экспертных исследований правоохранители возбуждали уголовные дела, проводили расследования и делали выводы о тяжести преступлений. Так было, например, с ремонтом памятника Ленину.

 

ФедералПресс: На площади Революции есть еще один проблемный объект – подземные переходы. Как вы оцениваете ситуацию?

Добрынин: Как известно, уже возбуждено уголовное дело: по халатности в отношении руководства муниципального предприятия. Мы вступили в процесс и изучили материалы дела. Мы видим, что со стороны представителей контролирующих городских организаций есть признаки правонарушений криминального характера.

Нет порядка изначально с этими объектами: один переход числится как торговый комплекс, другой – как некое сооружение.

С юридической точки зрения тут все непросто. Все началось в 2005 году, с войны Юревича и Никитина (Михаил Юревич, бывший глава администрации Челябинска и экс-губернатор Челябинской области и Артур Никитин, бизнесмен – прим. редакции). Тогда у последнего отжимали бизнес. Вообще же данные объекты были построены в 1980 году и являются «подземными пешеходными переходами линейного типа с объектами торгового сервиса». Но не с теми рядами торговых точек, которые мы там в последние годы наблюдали! Они относятся к объектам дорожного движения. Их главная функциональная задача – осуществление трафика и допуска пешеходов к различным строениям, в том числе остановкам общественного транспорта. Кроме того, они должны обеспечивать передвижение инвалидов. Сегодня у них такой возможности нет.

 

ФедералПресс: Улучшил ли ситуацию снос торговых точек в переходах на площади Революции?

Добрынин: Во-первых, изначально городские власти не имели права размещать или сдавать в аренду торговые площади. Если это торговые предприятия, то все эти объекты в соответствии с Федеральным законом от 28.12.2009 N 381-ФЗ (ред. от 25.12.2018) «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации» должны были вноситься в схему размещения торговых точек и соответствовать Градостроительным и Санитарным нормам. Чего не было сделано. Во-первых, у них не было ни одного правоустанавливающего документа. То что взималась плата с них – это было незаконно.

Город сам создал условия для существования криминальных схем.

Сдавать площади в аренду там вообще было нельзя, потому что есть решение антимонопольной службы. Оно вынесено года два назад. Во-вторых, по мировым классификаторам экономической деятельности, только на содержание такого объекта требуется 12 млн рублей в год. Для выполнения этих работ проводятся торги среди специализированных организаций, так как это объект дорожного движения. А у нас «Парк Пушкина» этим занимается. И организация говорит, что собирали аренду с торговых точек по пять миллионов и якобы на эти деньги содержали переходы.

Только представьте: на наземном переходе, на «зебре», мы поставим киоск, и будем брать с него деньги, чтобы укладывать асфальт, наносить разметку, ставить освещение и так далее. А пешеходы и транспорт пусть между такими киосками двигаются как хотят. Вот та же ситуация и у нас на площади, а точнее под ней.

«Город создал условия для криминальных схем» - эксперт о Челябинске

ФедералПресс: Ну и тут же вопрос безопасности, очевидно?

Добрынин: Переходы не соответствуют градостроительным нормам и правилам. Сколько людей пострадали на этих ступенях, посмотрите. … Ничего там толком не улучшили. Просто поменяли гранитную плитку, которая сейчас имеет признаки скорого обрушения. Там есть нарушения и в проекте, и в работах.

И внутри переходы несут угрозу жизни и здоровью граждан. Не соблюдены ни градостроительные, ни санитарно-эпидемиологические нормы.

Но тут надо разбираться с самого начала: почему за дорожные объекты отвечает «Парк Пушкина»? Кто им это передал? Война Юревича давно закончилась, а последствия до сих пор преодолеть не могут. Чтобы сдавать торговые точки, их нужно внести в схему размещения нестационарных торговых объектов. Этого требует закон о торговле и муниципальные нормативные акты. Либо это должен быть именно подземный торговый комплекс. Но это переходы! Это тупик.

Ну и если уж говорить о реконструкции, то надо менять конструктив там, где он был нарушен изначально, при строительстве, и с годами ситуация усугубилась. То есть несколько спусков снести, раскопать, заново спроектировать и построить. Тогда и плитка не будет отваливаться, и будет все аккуратно, красиво и в соответствии со всеми нормами и правилами.

 

ФедералПресс: Еще во время работы в Общественной палате вы занимались проблемой состояния реки Миасс. Сегодня мы видим, что минэкологии организует расчистку водного объекта. Какими вы видите ее перспективы?

Добрынин: Река Миасс – основополагающий естественный объект, который формирует город Челябинск. Она проходит от Шершневсой плотины через весь Челябинск. Когда-то давно был сделан проект ее благоустройства, в котором были и набережные, и ливневые системы, и очистка. На такие проекты были потрачены десятки миллионов рублей. Их было несколько: и с советских времен, и в период мэрства Михаила Юревича на этом деньги хорошо осваивались. Были и уголовные дела, но, несмотря на выводы о том, что деньги потрачены зря, они ни к чему особо не привели.

Сегодня мы видим новые проекты и новые уголовные дела.

Сейчас снова выполняется благоустройство спорной набережной. Освоены сотни миллионов рублей, а если считать конгресс-холл на реке, который уже никогда не достроят, это миллиарды рублей. И это тоже уголовные дела, как вы знаете.

 

ФедералПресс: Но ведь было мнение, что если сузить русло реки благодаря возведению на ней полуостровов под конгресс-холл, то ток воды ускорится, и река самоочистится. Вы с этим не согласны?

Добрынин: Это сказки, ничего подобного! Нужно было проводить серьезные гидрологические исследования.

То что сейчас якобы называют очисткой реки Миасс, это несерьезно.

Сачками с резиновой лодкой тут не поможешь. Вот какой-то самовар выловили. Смех! Это просто освоение бюджета.

«Город создал условия для криминальных схем» - эксперт о ЧелябинскеОчистка реки Миасс. Фото: пресс-служба министерства экологии Челябинской области.

Так вот, зауживание реки приводит к увеличению уровня воды и уменьшению скорости тока реки. В результате мы просто видим заболачивание. Бесполезно Миасс чистить, пока мы не решим основные вопросы. Нужен в первую очередь мощный проект с гидрологическими, экологическими исследованиями, изучение флоры и фауны, их возможность очисти естественным путем. Иначе все работы зря.

 

ФедералПресс: Почему вы сказали, что набережная спорный объект? Возьмем пример Кыштыма: прекрасная, востребованная прогулочная зона вдоль водоема. В Екатеринбурге есть красивые объекты. Разве Челябинску такой не нужен?

Добрынин: Логистика! Как мы на эту набережную, которая в районе филармонии должна быть, спустимся?

ФедералПресс: Город ранее предлагал подземную дорогу от Краеведческого музея.

Добрынин: Зачем? Кто ей будет пользоваться? И как ее строить у воды? Да там у нас проходит тоннель метро. Район исторического музей, куда идет новая набережная, – достаточно пустынен, там замечено регулярное скопление одиозных лиц. Такое место должно быть комплексно оформлено.

Что мы в итоге видим? Река, набережная, конгресс-холл и метро – звенья одной цепи. Я уже не раз говорил, что достроить метро невозможно, так как, элементарно, изменились технологии. В составе Общественной палаты мы принимали участие в работе Счетной палаты Российской Федерации. Выводы такие, что объект не может быть реализован.

 Уже потрачены десятки миллиардов рублей, и этот объект теперь придется содержать, а это дорого, да.

Я уже не говорю об огромных деньгах, которые были выделены и освоены в рамках подготовки к саммитам ШОС и БРИКС, которые так и не состоятся у нас.

 

ФедералПресс: Да, там уже тоже немало уголовных дел, как мы знаем из сообщений прокуратуры области. Вы это имеете ввиду?

Добрынин: Конечно! И еще будут резонансные истории. Еще ничего не закончилось. Сейчас правоохранительные структуры области готовят процессы по другим значимым объектам регионального значения. Особенно обидно за объекты культурного наследия Южного Урала.

Произошло просто уничтожение того, что мы охраняли.

Я говорю про памятник Ленину (полностью работы выполнены с браком), Публичную библиотеку, оперный театр, филармонию… Есть еще ряд объектов, которые подверглись нещадному ремонту, который выполнен не профессионалами, а обычными наемными рабочими-гастарбайтерами. В итоге мы получили уничтожение элементов культурного наследия. Это есть в заключениях исследований, которые переданы в надзорные органы. Сейчас решения будут приниматься, меры будут серьезные.

Никто не спустит это на тормозах.

 

«Город создал условия для криминальных схем» - эксперт о ЧелябинскеПубличная библиотека до ремонта

В городе Челябинске объекты культурного наследия не имеют документации по предмету охраны, приведенной в соответствие современным стандартам и законодательству на основе 73-го ФЗ об охране объектов культурного наследия. Охранять государство может либо само здание, либо его элементы, которые признаются ОКН. Соответственно, они должны заменяться по тем же технологиям, что использовались при строительстве, либо меняться с разрешения министерства культуры на аналогичные современные. Ну и работать должны профессионалы. Иначе получаем результат, как на памятнике Ленину. Там, например, нарушены и не восстановлены плиты гранитные. По закону, если ты меняешь элементы, то должен составить акт по какой причине они уничтожены. Либо нужно их складировать и использовать на другом объекте, который соответствует тому времени и стилю, изготовлению. То же и на оперном театре. Рядом с ним есть еще и элементы благоустройства, тот же сквер. Хорошо он сделан? По-моему, ответ очевиден не только профессионалам. Кстати, недавно было найдено место, куда выкинули гранитные плиты, предположительно, со ступеней оперного театра.

 

(без названия)Полное интервью эксперта Владимира Добрынины изданию Федерал Пресс здесь:

https://fedpress.ru/interview/2559184

 

Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии