Интервью

Изящное искусство для избранных

Поделиться:

Бессмертие, искусственный интеллект, Паоло Коэльо, Микеланджело, биткоин… Телеканал «Неизвестная планета» готовит к выпуску ситком о смысле жизни. Сериал выйдет на русском, английском и китайском языках. С автором мультиформатного проекта, продюсером, режиссером-документалистом, одним из создателей информационного агентства «Интерфакс» Андреем Мартыновым встретилась наш корреспондент Анастасия Свиридова.   

ВОПРОС: Андрей, Вы запускаете новый проект — сериал «Клуб Неизвестная Планета». Расскажите, в каком формате он будет?

МАРТЫНОВ: Это будет ситком-сериал в игровой форме с актерами, референсом к которому стали такие ситкомы, как «Друзья» (США, 1994), «Теория большого взрыва» (США), «Кабачок «13 стульев» (СССР). В закрытой локации герой, сейчас их у нас прописано девятнадцать человек разных поколений изящно, весело обсуждает актуальные темы.

ВОПРОС: Какие темы вы называете актуальными?

МАРТЫНОВ: У нас их несколько. Первая посвящена физическому бессмертию, медицине настоящего будущего, долголетию. Вторая тема затрагивает вопросы формирования цен на аукционах (почему Микеланджело стоит в десятки раз меньше современных абстракционистов), как «веселые» аукционисты «дурят» глупых миллиардеров. Третья тема касается технологий, включая искусственный интеллект, полет на Марс, беспилотные автомобили. Четвертая — семья, дети. Пятая — это деньги. Всех героев сериала «Клуб Неизвестная планета» объединяет то, что никому из них они не нужны.

ВОПРОС: Даже так бывает?

МАРТЫНОВ: Да. Все обсуждения вокруг того, какие существуют представления о будущем, о предназначении человека, о смысле искусств и целях того же бессмертия.

 

ВОПРОС: Кто создатели проекта? Знаю, что он будет транслироваться на нескольких языках, в том числе на китайском.

МАРТЫНОВ: Проект интернациональный. Изначально герои писались под русскую аудиторию, сейчас на этапе создания и съемок пилотных выпусков мы будем привлекать иностранцев, включая владеющих китайским, франкоговорящих героев. То есть это будет такая космополитичная «тусовка», коммуницирующая между собой. Для зрителей привлекательная сторона будет в том, чтобы знакомиться с представлениями разных персонажей о смысле жизни.

ВОПРОС: Такая глубокая тема для нынешнего игрового кино. Вы в одной из своих лекций говорили, что в художественном кинематографе дефицит интересных историй. Для создания этого сериала, откуда черпали идеи?

МАРТЫНОВ: Контентная основа — это документальные фильмы «Неизвестной планеты», которая существует с девяносто шестого года. Мы выпустили больше сотни фильмов, объездили весь свет, включая Россию, Парагвай, Новую Зеландию. Соответственно, тематика выросла из наших контактов с интересными людьми: писателями, историками, шаманами и священниками. Запланировано появление камео, то есть персонажей из реальной жизни. Это могут быть знаменитые писатели, ученые. Будет появление представителей других эпох — «булгаковщина», то есть планируется знакомство с прототипами Воланда 15-го, 16-го века. Если прозвучало слово дефицит, то его можно отнести к дефициту тематическому и эмоциональному. Главная эмоция во всех СМИ — это страх, агрессия и неуверенность в завтрашнем дне. Во всех фильмах, получающих или претендующих на «Оскар»: война, убийство, «тарантиновщина», кровище, жестокость и безысходность. А у нас будет изящный, позитивный квест, интересный, но достаточно сложный. Последний год мы ищем актеров, и я вижу, что тексты, которые мы им предлагаем, для большинства непонятные.

ВОПРОС: Почему?

МАРТЫНОВ: Потому что они не понимают, о чем идет речь.

 

ВОПРОС: Не знают историю?

МАРТЫНОВ: Тематику. Они не знают, что такое биткоин, блокчейн, не знают, что такое генетическая операция. Они могут прочитать текст, который им написали, но чаще всего это выглядит неубедительно. Поэтому мы решили отдавать многие эпизоды закадровым дикторам, примерно, как в фильме «Семнадцать мгновений весны». Там пять минут Штирлиц ходил по коридорам, а Ефим Копелян рассказывал о переговорах с американцами. Этот прием, который используют во многих фильмах и сериалах. Но мы сознательно не упрощаем тему для того, чтобы на репетициях посмотреть, насколько убедительно актеры могут донести важные мысли о смысле искусства художников шестнадцатого века. Они играют персонажа, который должен разъяснить, что современный человек в массовом своем проявлении видит в картинах Рафаэля, Леонардо и Микеланджело совсем не то, что эти ребята закладывали в свои работы. Но при этом глаза у артистов должны убедительно сверкать.

ВОПРОС: Этого не происходит?

МАРТЫНОВ: Нет. У актеров, которые получают премии, признание и собирают аудитории, происходит сплошная беготня. ДиКаприо таращит глаза, Брэд Питт загадочно ходит, стреляет, убивает. Все очень легко изображают ненависть, страх и неуверенность — это три основные эмоции. У нас они запрещены, мы будем их показывать исключительно ради иронии.

ВОПРОС: Почему зрителю будет интересен сериал?

МАРТЫНОВ: Сюжетная привлекательность для зрителя в коммуникации между поколениями. Самой младшей героине шестнадцать, а старшему  — восемьдесят лет. Клуб — это их пространство, они все друг друга знают, делятся новостями: у кого ребенок родился, кто женился. Диалоговая привлекательность — коммуникация между поколениями. В русских вариантах молодежь не знает, кто такой Высоцкий, не понимает его творчество, а взрослое поколение удивляется молодым реперам. Это легкое, ироничное наблюдение за общением поколений.

ВОПРОС: Раньше вы наблюдали больше за реальными историями, всегда работали с документальным материалом. Почему решили сменить сферу деятельности и стали рассматривать игровое кино?

МАРТЫНОВ: Не хочется помирать и уходить на пенсию (смеется — прим. автора). В документальном кино все более или мене понятно. Папуасов, которых мы снимали двадцать лет назад, уже не существует. Те папуасы, которые бегали голыми и не умели читать, сейчас ходят в спортивных костюмах и разговаривают по мобильному телефону.

ВОПРОС: Вы имеете в виду, что племен не осталось?

МАРТЫНОВ: Нет, конечно, остались. Они есть и в Америке, и в Африке, и в Папуа (Новой Гвинее), но их количество ничтожно мало. Везде цивилизации, как только приходит белый человек, он сгоняет бедных папуасов, дает им лопату и заставляет добывать нефть, дает мобильный телефон и переводит в мир цивилизации и денег. Поэтому решил сменить (сферу деятельности), все идеи, которые у нас с опытом накопились, показались интересными для воплощения через актеров.

 

ВОПРОС: Не думаете, что и ваше решение в том числе — это следование запросам аудитории? Она тяготеет к легкому контенту. И в вашем проекте элемент развлечения, безусловно, присутствует.

МАРТЫНОВ: А нас как раз массовая аудитория абсолютно не интересует. Мы вместе с нашими коллегами из Америки и Голландии подсчитали, что нам необходимо от трех — пяти процентов для России до семи — десяти процентов в Европе, ну и в продвинутых штатах. Обобщая, это от трех до десяти процентов аудитории, которая регулярно потребляет аудио–визуальную продукцию. Как продюсеры, мы используем фильтр. Мы делаем развлекательно–познавательный контент для людей, которым интересно следить за развитием идей внутри этого сериала. Например, Генерал (самый старый персонаж) принимает решение сделать операцию на омоложение. (Все герои в нашем сериале имеют функциональные имена: Генерал, Инвестор, Профессор, Студент-мажор. Это функции, которые есть в каждом обществе, в любой стране мира). Он знает, что медицина развивается настолько быстро, что ему не дадут умереть, и он может провести в кресле-качалке еще тридцать – сорок лет. Доктор ему предлагает сделать генетическую операцию, а Инженер, отговаривая от медицинской процедуры, — переместить индивидуальное сознание в робота-андроида, так как эволюция человека пришла к такому уровню, что физическое тело — это атавизм (проявление признаков, свойственных далеким предкам). Они все такие полубезумные ученые. А потом приходит Инвестор и говорит: «Завтра отменим деньги!»

 

ВОПРОС: Один из рабочих языков сериала – китайский. Почему? В Поднебесной много тех, кто читает книжки и оказывается потребителем аудио-визуального контента?

МАРТЫНОВ: Уже отснят тизер на китайском языке. Мы работаем на китайскую аудиторию вне континентального Китая, на диаспору, так как в стране нет Youtube, Facebook — у них свой Интернет. А мы ориентируемся на китайцев, которые живут в Америке, в Канаде, в Сингапуре, Гонконге, Тайване. А в Китае доля нашей аудитории такая же, как у тех «аборигенов», в чьих странах они живут. Если мы говорим о штатах, то это те же десять процентов. Пропорции людей, которые читают книжки и смотрят кино, не то, которое им показывают и говорят, что это хорошо, везде одинаковы. Это статистика, которую мы имеем по каналу «Неизвестная планета».

 

ВОПРОС: На телеканале много материалов из разряда альтернативной истории, нетрадиционных научных теорий. Вы, как журналист, как относитесь к таким точкам зрения? 

МАРТЫНОВ: Вся история альтернативная. У нас же история меняется регулярно. Например, в Германии официальная версия начала Второй мировой войны до сорок пятого года — нападение поляков на какой-то пограничный пункт. И также начиналась советско-финская война: Финляндия напала на Сталина, на Советский союз. Вдруг, через 3 года все поменялось. Сталин был гением, потом он стал кровавым тираном, теперь он опять становится гением. Американцы то были на Луне, то не были на Луне. Я, как журналист, как один из участников создания «Интерфакса», прекрасно знаю, как манипулировать информацией для интересующихся, продвинутых пользователей, а как ее можно подавать для людей, которым абсолютно все равно.

ВОПРОС: А почему историки соглашаются с изменением фактов? Это какой-то заговор?

МАРТЫНОВ: Историки — это люди, которые получают деньги, говорят, что Сталин должен лежать в мавзолее, но не объясняют, почему. В шестьдесят первом году, когда Сталина вынесли из усыпальницы и похоронили, они объясняли, почему он не должен там лежать. А потом снова откопают и положат рядом с Лениным. Профессиональные историки чаще всего не вызывают уважения.

 

ВОПРОС: Документальный сериал «Неизвестная планета» будет продолжаться или он теперь существует только в художественном варианте?

МАРТЫНОВ: Да, он продолжается. Это побеги из одного корня. Мы интегрируем документальную историю внутрь сериала. Некоторые серии построены следующим образом: участники «Клуба Неизвестная планета» смотрят фильм «Неизвестной планеты» про Пауло Коэльо, который мы снимали с ним двадцать лет назад. Тут появляется сам бразильский поэт и присоединяется к ним. Это такой микс между документальным кино на «Неизвестной планете» и мировым сериалом. Кстати, тот формат, который очень привлекателен для режиссеров и актеров, потому что это прикольно.

ВОПРОС: Сериал будет транслироваться на телеканале «Неизвестная планета» по кабельным сетям и на Интернет площадке, насколько я понимаю. Планируете выходить на центральное телевидение?

МАРТЫНОВ: На федеральных каналах я его не вижу, и они не видят наш сериал у себя. Они знают, конечно, о наших изысканиях. Но наш продукт ни для одного из центральных телеканалов не подходит, потому что аудитории этих каналов живут в страхе, невежестве и перманентном раздражении. Если включить новости, дневные шоу, вечерние политические шоу — люди орут, кричат, ничего не понимают, но получают от этого удовольствие. Это мейнстрим во всем медийном пространстве. С перепуганными людьми гораздо проще разговаривать. Те люди, которые получают информацию и эмоциональную подзарядку из массовых телеканалов, они нам не нужны, а мы им не нужны. Мы говорим про непонятное для них: блокчейн, биткоин и подделки живописных полотен Леонардо да Винчи.

ВОПРОС: Как приучить аудиторию к контенту другого типа? На ваш взгляд, можно ли переключить их внимание с агрессивной повестки дня на более познавательную и позитивную?

МАРТЫНОВ: Во-первых, не думаю, что это можно. Во-вторых, это не является нашей задачей. Мы работаем с аудиторией, которая испытывает дефицит ироничной качественной информации. Мы с удовольствием можем обсуждать нашего друга Пауло Коэльо, ведь одни говорят, что это философия для нищих, другие говорят, что его книга «Алхимик» должна быть включена в школьную программу. Люди, которые смотрят политические шоу и новости на федеральных каналах, не читали «Алхимика», они не знают, кто такой Пауло Коэльо.

Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии