Позиция

Поможет ли чиновникам коммуникационный ликбез?

Поделиться:

 

 

Публичная политика в последнее время всё активней адаптируется к новым коммуникационным средам –  соцсетям, Ю-тьюбу, телеграм-каналам и прочим новомодным штуковинам. Акторы публичной политики, увидев скорость прохождения мессиджа и аудиторный отклик, ринулись осваивать новые коммуникационные ниши, а, точнее сказать, каналы распространения (и доведения) своих заявлений, мыслей, реплик и взглядов до масс. Всё ли у них получается так, как надо?

 

Традиционные (былые) формы «выхода на публику» – газетная статья, телеинтервью, публичное выступление или речь на митинге из арсенала публичной политики никуда не делись, но как бы отошли сегодня на второй и даже третий план. Они очевидно сложнее в организационном смысле и уступают не только в оперативности и аудиторном охвате, но и, главное,  затратны и громоздки в сравнении с простейшим постом, видео или фото, одним кликом мыши заброшенным в соцсети.

Многие участники политпроцесса и публичные фигуры посчитали для себя обязательным (кроме того, от них этого и начальство потребовало)  понасоздавать всякие инстаграм-странички и прочие новомодные каналы, через которые в публичную сферу хлынул поток, подчас без должной фильтрации, фотографий, видео и текстов самого разного содержания: их «прогулки по городу», комментарии по актуальным и не очень событиям (по которым некое лицо вдруг посчитало должным высказаться), гневные филиппики в адрес оппонентов и много другой всячины.

Порой откровенно сомнительных и даже вредоносных для репутации их распространителей.

Эти посты стали настоящим «фаст-фудом» нынешней публичной и  политической коммуникации. Сравните любой пост из соцсетей, например, с добротной газетной статьёй. Между ними нет и не может быть ничего общего ни в плане подготовки, проработки, насыщенности идеями и смыслами. Статья – это серьезная кропотливая работа.

Пост – мгновенная короткая реплика, чистой воды эрзац-реакция.

Кстати, подобные посты показали истинный интеллектуальный уровень, как и способность мыслить самостоятельно многих публичных фигур.

Если газетные статьи или интервью для политиков зачастую готовили спичрайтеры или профессиональные журналисты, их вычитывали, проверяли, согласовывали. То сегодня в соцсети выпуливается короткий пост, который по какой-то причине показался правильным или интересным его автору. Всё. Он мгновенно становится достоянием общественного внимания, даже если потом автор, одумавшись или еще по какой-либо другой причине, решает его удалить. В сети остаётся всё…

Как говаривал Петр Первый, заставив бояр выступать не понаписанному: «А бы дурь каждого видна была». Собственно, и тут ровно то же!

Поможет ли чиновникам коммуникационный ликбез?

Видимо, критическая масса поднакопилась, поскольку, как поведало на днях информагентство URA.RU «российским чиновникам не хватает медиаграмотности, чтобы работать в современных условиях». И теперь им собрались устроить коммуникационный ликбез в рамках специальной программы «Право знать: инструменты распознавания достоверной информации».  Чему будет посвящен курс, объяснил первый замруководителя администрации президента РФ Сергей Кириенко: «уметь отличать правду от неправды, становится критически важным для любого управленца. Ранее, в оффлайн управлении, все можно было проверить вручную. В сегодняшней жизни управленца это часто невозможно, потому что объекты управления разбросаны далеко, пространство управления колоссально, очень много из него связано с онлайн взаимодействием, в котором «руками» не проверишь», – цитирует его агентство URA.RU.

Примерами для обучения, как сообщается, наверняка, станут  события в Хабаровском крае, и, в частности, медиаскандал, когда сенатор Совфеда отчитала свердловского губернатора Евгения Куйвашева за фейковый комментарий об этих событиях в Telegram-канале.

Так на заседании Совета федерации сенатор Хабаровского края Елена Грешнякова отметила, что «некоторые политические и общественные деятели подливают масло в огонь», комментируя ситуацию с задержанием губернатора Хабаровского края Сергея Фургала. В частности, «они умышленно искажают информацию, навешивают ярлыки», возмущалась сенатор.

В целом Хабаровский кейс представляется крайне интересным для всестороннего изучения что политологического, что коммуникационного и, кстати, судя по всему, он еще очень далек от своего разрешения. Так что уроков из него можно будет извлечь много, не на один курс хватит.

Поможет ли чиновникам коммуникационный ликбез?Именно об этом написал российский политолог Алексей Ширинкин у себя в FB: «Кстати. Через пару месяцев (?) Дегтярев станет таким регионалистом и головной болью Кремля, что проблемы с Фургалом покажутся Центру детской невинной игрой в крысу. Cujus regio, ejus lingua» (от латинского «Чья земля, того и вера» – прим. ред.).

 

 

Медиавойны на новый лад 

Медиавойны в виде классического противоборства в инфопространстве ушли в прошлое вместе с медиакиллерами, расследованиями, объемными статьями или документальными разоблачениями с вытаскиванием на свет «папок с компроматом» и т.п.  Собственно, прежних медиавойн а-ля Сергей Доренко вообще больше нет – дорого, хлопотно, чревато, наказуемо. Теперь вся борьба в информационном поле ведется через анонимные или полуанонимные «сливы» в столь же анонимных телеграм-каналах и иных подобных мессенджерах. Иногда, правда, пользуются колонками для слухов. Публикации – редкость.

Поможет ли чиновникам коммуникационный ликбез?

Все дешево, быстро, сердито, непритязательно. Крайне редко теперь по кому-то стреляют «из главного калибра». Зачем?

Оказалось, что «мочкануть оппонента» можно за гораздо более скромные расценки.

Действуют по принципу: «вали всё в кучу». Уровень ужасен, качество под стать, но заказчик обычно доволен – кого надо было пнуть – пнули, тот понял и заёрзал, если нет, пнём ещё раз. И так кругом…

С появлением заимствованного слова фейк от англоязычного fake и законодательной базы с наказанием за их распространение, всё, казалось бы, должно стать проще. Но почему-то желаемой простоты, как и спокойствия вновь не возникло.

Поможет ли чиновникам коммуникационный ликбез?

Однако отстроилась интересная конфигурация: одной рукой мы «даем отмашку» на создание разных телеграм-каналов  (они ведь у нас не запрещены), становимся их подписчиками, читаем всю эту жуть, обсуждаем и осуждаем её, как и прочие подобные опусы писательства, другой запускаем против них же систему образовательных семинаров, с целью научиться их разоблачать как распространителей фейков и вооружить чиновников навыками борьбы с ними. Не слишком ли сложно?!

Может просто ответственность за клевету законодательно «утяжелить»?

А уж анонимность всех этих «каналописателей» – чисто фиговый листок, надавить чуток, сразу слетает под вопли вытащенного на свет Божий автора…

Генеральный директор Информационного агентства “Депутаты России” Вадим Шурупов взглянул на эту проблему с позиций Челябинской области:

Поможет ли чиновникам коммуникационный ликбез?«На примере Челябинской области мы наблюдаем картину, которую по аналогии можно сравнить с татаро-монгольским игом в информационном плане. Есть сайты, которые находятся в Екатеринбурге и могут влиять на политические решения в Челябинской области и нет ни одного сайта, который мог повлиять на что-либо за пределами нашей области. Дань через госконтракты передается, чтобы о некоторых чиновниках не было написано плохо на татаро-монгольских сайтах. Своих информационных ресурсов, которые могли бы отбивать информационные набеги из-за пределов области у них нет. Все что имеют сегодня областные власти, это «информационный воевода» с деревянным мечом в виде нескольких местных сайтов и газет».

Вот такой нетривиальный взгляд с весьма образной аналогией. И вдогонку ещё буквально пара слов по поводу пресловутых телеграм-каналов и прочей непотребщины:

“Отбить информационную атаку извне такая местная дружина не может. При таких раскладах можно только кусать в темную, через наемников в виде телеграмм-каналов своих оппонентов. Но это больше похоже на партизанскую вылазку, чем на линию информационного фронта. Такая защита годится на то, чтобы грозить своим же местным чиновникам, только более мелкого уровня», отмечает Вадим Шурупов.

То есть, понятно? Кто девушку гуляет, тот её и танцует. А как иначе?!

И всё же нельзя не согласиться с позицией тех, кто ратует за коммуникационный ликбез для чиновников, поскольку масса критических ошибок постепенно копится, приближаясь к критической – это когда чиновники в результате своих же «перлов в пабликах» становятся объектами едких насмешек, мемов и сетевых анекдотов. Хотя не уверен, что одним-двумя курсами тут получится справиться. Новая коммуникационная среда настолько быстро задает новые правила, двигает вперед технологии и принципиально иные knowhow, что многие коммуникационные концепты, включая курсы, устаревают едва появившись.

Видный российский политолог и политтехнолог Константин Калачёв уверен, что практический смысл от них будет тогда, когда они будут собирать квалифицированных лекторов и практиков:

"Утром в куплете, вечером в газете"«Старая история. Вместо того, чтобы привлекать специалистов- профессионалов, берут чьих-то родственников, тупых, но лояльных или просто набирают по «объявлению». В былые времена региональные чиновники сами бы коллег из АП поучили. Конечно, ученье – свет. И я ничего не имею против обучающих семинаров, но, когда приходится объяснять азы, когда учителю хочется сказать, научись сперва сам, все это выглядит как деятельность «для галочки».

И все же, скажу так. Ликбез чиновникам сегодня необходим! Это чувствуется кожей, когда смотришь ролики или читаешь посты, как тот или иной деятель «повстречались» с народом. Но я бы предложил акцент перенести со следствия на первопричину.

Подавляющему большинству региональных управленцев нужны, в первую очередь, не навыки борьбы с фейками, а риторика, приёмы ведения публичной дискуссии, регионоведение и повышение общей эрудиции.

С таким багажом и с фейками точно справятся.

 

 

Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии