Генерал vs Журналист

Выборы есть, а выбора нет

Поделиться:

 

 

В Челябинской области, на фоне ковидной пандемии и погодных аномалий, набирает обороты выборная кампания. Первоначально 13 политических партий объявили о своих намерениях биться за 60 мандатов регионального законодательного собрания. В настоящее время продолжают борьбу за депутатский статус 11 политических объединений. Формально, все это говорит о том, что в регионе есть активная и легитимная политическая борьба за власть. Так ли это?

 

 

Евг.САВЧЕНКО: В региональной информационной повестке от различных экспертов и деятельных представителей гражданского общества все чаще звучит мысль о том, что все эти избирательные потуги – очередное представление, режиссером и постановщиком, продюсером которого выступают околовластные силы. Отдельные уральские политологи считают, что в области отсутствует активная политическая жизнь.  По их мнению, это есть препятствие для привлечения в регион инвестиций и совершения рывка в современную эпоху.

В моем понимании показатель активности политической борьбы в том или ином регионе – это сомнительная мотивация для инвестора. Баталии политиков порой усиливают зыбкость бытия. А инвестор, преследуя цель извлечения прибыли, заинтересован в наличии гарантировано безопасных и стабильных условий для реализации своих проектов.

Другое дело, что бутафорная активность политиков «из одной пробирки», но с различной цветной маркировкой, провоцирует успокоенность и вседозволенность в ансамбле «одного дирижера».

А вот это формирует риски всевозможных злоупотреблений.

 

Пётр ВАСИЛЬЕВ: Как таковая политика, живая и конкурентная, с борьбой идей и концепций, у нас оказалась вытеснена политтехнологиями, которые в массе своей направлены на разрушение конкурента – его устранение, а не победу за счет использования своих преимуществ. Посмотрите на так называемый административный ресурс – он используется как лом. Помните: «против лома нет приёма… », наверняка, все слышали эту присказку. Сейчас тех, кто вдруг попал в категорию неугодных конкурентов в каком-либо выборном цикле, не побеждают, а просто снимают или выкидывают из забега.

Устранение конкурентов – это выборы без выбора. Это не борьба, а имитация. Имитация же всегда чревата тем, что соблазн использования простых, но пока действенных методов, типа лома – админресурса, становится настолько велик, что все другие, умные, изящные и тонкие инструменты, из арсенала практически исчезают. И, действительно, зачем они, когда есть такой результативный? Происходит примитивизация всего процесса. В результате на выборных должностях зачастую оказываются фигуры под стать используемому арсеналу – столь же просты, хотя с чьей-то точки зрения надежны.  Каков политзапрос – таков и призыв!  А дальше начинаются проблемы, что со всем этим делать?!

Ещё есть одна пикантность: попробуйте вместо настоящих отжиманий от пола месяц их имитировать, например, стоя на коленках. Сильнее станете? Всё, что у вас было, растеряете. Кстати, справедливо не только для занятий физкультурой.

Выборы есть, а выбора нет

Вот как видит суть и смысл выборных кампаний известный российский политолог и политтехнолог Константин Калачёв:

«Выборы в России превратились в ритуал. Это не механизм отбора лучших или просто симпатичных населению, это не инструмент перемен, это инструмент консервации с обычно предсказуемым результатом. Референдумный характер выборов глав регионов наводит на мысль, что уж лучше тогда выставлять только одного кандидата, с возможностью проголосовать за или против него. Зарегулированность избирательного законодательства, борьба с неудобными наблюдателями, отсев кандидатов – все это звенья одной цепи. Отсюда низкое доверие к выборным процедурам. Падение интереса к выборам. Но при всем при этом общественный запрос на действительно конкурентные, честные, открытые и легитимные выборы есть далеко не во всех регионах. Там, где он выражен ярко, там и выборы интереснее».

Ту же мысль, но другими словами высказывает Вадим Шурупов, главный редактор газеты «Общественный Защитник»:

«В битве на ножах очень сложно победить если у твоего соперника пистолет. Победить, конечно, можно, но только в том случае, если ты быстрее и сильнее своего оппонента. В таком случае у тебя появляется шанс добежать и поразить своего противника первым. Современные выборы — это та же самая битва на ножах без правил. Не важно, как ты победил – важна победа. Нельзя сказать, что совсем нет правил. Правила есть, но они постоянно меняются под тех, кто может их изменить. Не чувствуется равноправия участников. Наблюдая за выборами, ощущаешь кожей, что у кого-то из бойцов припрятан пистолет или что помощнее».

 

Евг.САВЧЕНКО: Правосознание не всегда соизмеримо с законностью. Отдельные статусные лица путают его с обычаями профессиональной деформации, живя по… понятиям, пока встречное “понятие” не окажет большую силу… У таких пастухов свои традиции.

В настоящее время региональные политические процессы все больше напоминают принцип работы закрытых «VIP-клубов», в которых обладатели ограниченного количества элитных абонементов ведут приватный переговорный процесс между собой. Остальные имеют право получать подарки, выступать благодарными зрителями на благотворительных представлениях и… голосовать.

Потому от своих знакомых нередко слышу суждения, что избирательный процесс в стране – это конкуренция театральных трупп, выступающих в большом многообразии жанров: драма, комедия, монодрама, водевиль, феерия, пародия, мим, фарс, моралите, пастораль, мюзикл, трагикомедия, мелодрама и другие. 

И каждый участвующий в таких постановках, несёт образ, определяемый общим режиссером, исходя из наличия средств, собранных продюсером.

Этому способствует и доступный в стране выбор косметики. А также наличие специалистов по макияжу и дизайнеров.

Поддержанию таких настроений способствуют разного рода «утечки», транслируемые посредством социальных сетей и относительно независимых СМИ.

К примеру, в Челябинской области, сразу после 15 июля прошла волна сообщений о том, что некие статусные лица от региональной власти вызывали к себе лидеров «непарламентских» партий. Якобы, для очерчивания границ дозволенного в избирательной риторике. Примечательно, но в канун избирательной кампании активно распространялись слухи (типа «инсайды») с акцентом на то, что «малым» партиям настоятельно рекомендовали согласовать свой список кандидатов с региональной властью. А также прощупывали у них степень лояльности. Правда это или нет, решать компетентным органам. Но такие «вбросы», в том числе посредством околовластных СМИ, точно не способствуют росту доверия у населения к выборным кампаниям.

 

Пётр ВАСИЛЬЕВ: То, о чем вы сейчас сказали, чревато двумя бедами или негативными последствиями. Первая – отсутствие или низкий уровень гражданского самосознания в обществе. А ведь именно гражданское самосознание – основа ответственного поведения граждан хоть в быту, хоть на производстве, да просто в жизни, включая выборы.

Выборы есть, а выбора нет

Мы нередко возмущаемся, почему люди паркуются на газонах или кидают мусор мимо бака? Загаживают прибрежную полосу уникального озера Тургояк? Мало ли чем ещё возмущаемся? Тем, например, что люди вечно брюзжат или всем недовольны…

Но ведь они не сами по себе такими стали. Пониженное чувство гражданской ответственности – результат низкого доверия человеку, дефицита личной ответственности за свой поступок – решение – выбор.

Поведенческая модель «от тебя ничего не зависит» самая разрушительная из всех существующих парадигм формирования гражданского самосознания.

И вторая – то самое вечное недовольство, которое копится и подспудно в обществе зреет, когда критическая масса достигнет некой точки невозврата, точно закипит – закон таков. А при туго закрытой крышке, котел может разорвать…

Политическая система всегда должна находится в некоем балансе с экономической и социальной сферами, в идеале они должны стабилизировать и уравновешивать друг друга, работая на сохранение всей системы в целом. Когда этого нет, стоять на одной ноге удается некоторое время, но вашей устойчивости такая поза не повышает, вы же не йог?!

 

Евг.САВЧЕНКО: У меня много добрых знакомых внутри региональных отделений и центральных аппаратов так называемых парламентских партий. Общение позволяет сделать вывод о том, что для большинства из них участие в жизни партии – это возможность реализовать свой личностный потенциал при минимизации рисков для семейного бизнеса. Мало кто может рассказать об особенностях идеологической платформы, программы, принявшей его в свои ряды партии. В зависимости от партийной принадлежности они знают, когда надо голосовать «за», «против», «воздержался», соблюдая дисциплину.

На днях услышал от одного из них печальную фразу.

Он сказал, что каждый, кто отвлекает население от “хлеба и зрелищ” (в том числе виртуально внушаемых), заставляет людей мыслить и задумываться, автоматически рассматривается оппозиционером правящим силам… 

Исходя из этого, участие в разного рода публичных политических баталиях, по осторожным признаниям моих знакомых, не должно приносить «головных болей» руководству партии перед теми, кого приглушенно называют кураторами.

Не мудрено, что такая строгая регламентация управляемой политической активности и порождает недоверие непосредственно к выборным институтам среди избирателей.

 

Пётр ВАСИЛЬЕВ: Посмотрите на этимологию (происхождение, значение) слова выборы, однокоренное слово выбор – определение предпочтительного варианта из нескольких имеющихся.

Причем у выбора не может быть заранее предопределенного исхода, в таком случае это не выбор, а нечто совершенно иное.

Например, некая фиксация в общественном поле заранее сформированного решения – по типу одобрения или же наоборот. Но только не выбор. Смешение понятий и функций ведет к возникновению взаимного недоверия: «Мы не хотим играть по вашим правилам», – говорит общество и крутит фигу в кармане. «Ах, вы нам фигу, мы вам – трехдневное голосование», – парирует власть. В результате ни фига, ни недоверие не устранены, лишь усиливаются.

Вот, например, как прокомментировал известный российский политтехнолог Константин Калачёв у себя в FB нововведение – 3-х дневное голосование:

«Я долго думал, чем помочь Памфиловой и ЦИК. Они стараются, но философский камень не нашли. Его нашел я – круглосуточное голосование. Ведь некоторые магазины работают всю ночь. Чем хуже избирательные участки? Все для удобства людей!»

Весьма жестко прошелся по законопроекту о 3-х дневном голосовании челябинский депутат ГД Андрей Барышев в интервью изданию «Деловой Квартал»:

«У меня очень много вопросов к этому изменению. Теперь дней голосования будет три, а процедура голосования может проходить на дворовых территориях, в подъезде, в колясочной. И теперь никто не понимает, как организовать наблюдателей в этих местах, как доказать легитимность, доказать, что подкупа не было. Как наблюдатели будут работать ночью? Сидеть в подъезде? Или урну куда-то повезут? А куда? И кто её там будет охранять? Всё очень размыто. Вопросов больше, чем ответов. 

Сегодня у людей и без того исчерпано доверие к тому, как избираются органы власти. Чтобы вернуть это доверие, нужно показать, что выборы – это прозрачная процедура. Но вместо этого принимается попытка нагнать явку трёхдневным голосованием. Не нагоним! Мы можем проводить выборы хоть 33 дня, а урны подсовывать человеку прямо у порога двери его дома — но явка в нынешних условиях апатии не повысится». 

Выборы есть, а выбора нет

Недоверие возникает там и тогда, когда люди (избиратели) начинают задаваться вопросом: а где мой голос? Если человек задал такой вопрос, значит, он созрел как гражданин и начинает понимать, что его условная галочка что-то да решает. Тут совершенно не важно осознанный это выбор или в результате некоего чувства или импульса, важно другое, что никакие математически модели, экзит-поллы или иные инструменты не фиксируют аномалий или отклонений при подсчете голосов, а весь процесс голосования и подведения итогов проходит по понятной прозрачной схеме. То есть существует некий пакт между властью и гражданином, который выражается в выборах. Кто-то скажет, это, мол, идеальная ситуация. Нет, это обыкновенная ситуация для гражданского общества.

 

Евг.САВЧЕНКО: Не меньшую грусть вызывает регулярный просмотр публикаций, тирад взаимных перепалок, «слива» компрометирующих домыслов, а порой и документальных фактов, размещаемых на ресурсах анонимных интернет-каналов и различных мессенджеров. Там сразу бросается в глаза открытый цинизм обсуждения «секретов политической кухни» и «кулинаров» из пула политтехнологов, которых считают специалистами по особенностям функционирования «пищевой цепочки» потенциальных избирателей. Такие ресурсы, при обилии в них откровенной дезинформации, вкупе с иными источниками позволяют независимым аналитикам определять наиболее вероятный сценарий происходящего в «закулисье» политической борьбы.

Можно констатировать, что высвечивающиеся признаки «договорной политики», при наличии формально активной борьбы обоймы одноликих партий за власть, в итоге обеспечивает официальный выборный статус большей части лояльных федеральному центру лиц, но зачастую далеких от народа. При этом растет уровень раздражительности среди населения, где многие ощущают себя марионетками в руках «кукловодов», на фоне общего ухудшения качества жизни.

Выборы есть, а выбора нет

Так уже было. В канун развала СССР. Сегодня отступать некуда. Кругом Россия…

 

Пётр ВАСИЛЬЕВ: Приближающийся сентябрьский выборный цикл мне видятся достаточно жесткими с позиций конкурентной борьбы. Пример Хабаровска и Дальнего Востока на это четко указывает.

Люди требуют вернуть им право решать самим, а от властей считаться с их волеизъявлением.

Понятно, что пресловутая чиновничья вертикаль просто так не капитулирует, будет использовать все свои излюбленные приёмы, включая новые – трехдневное голосование с электронной опцией. Где-то, наверняка, это сработает, но в том же Хабаровске вряд ли. Более того, если по итогам голосования будут вскрыты злоупотребления, это приведет к новым акциям, полагаю, весьма массовым. Вопрос в том, насколько власть готова вернуть людям их права и в какой доле?! Но факт остается фактом – мы стоим на пороге возврата в Россию настоящих политических баталий и политики более сложных систем и решений, поскольку общество достигло уже той зрелости, когда нарочитая примитивизация процесса никого не может устроить.

 

P.S.  Материал уже был готов, но не хватало концовки – логического акцента, итожащего то, о чём мы говорили, как вдруг прислал свой фрагмент Алексей Ширинкин, политолог, руководитель консалтинговой группы “Монитор”:

Выборы есть, а выбора нет“Современный российский политический режим описывают как электоральный авторитаризм. Это означает, что при невозможности смены власти в стране демократическими процедурами правящая коалиция позволяет на муниципальном и даже региональном уровне элитным группировкам относительно честно и конкурентно бороться за депутатские мандаты. «Вертикаль» исполнительной власти, как правило, выводится за пределы реальной конкуренции, о чем нам говорит пример Хабаровского края. При этом такие конкурентные выборы остаются важным институтом функционирования «политического класса» страны, который позволяет всей системе достаточно гибко реагировать на социально-экономические кризисы, в частности – «стравливать пар» общественного недовольства в голосовании за кандидатов от «системной» оппозиции.

Именно сохранение в общественном сознании возможности поражения «партии власти» на выборах и поддерживает остатки легитимности существующей политической системы. Как только избиратели перестанут получать убеждающие их сигналы о том, что система еще сохраняет признаки процедурной честности, Россия перейдет от электорального авторитаризма к совершенно другой модели, не нуждающейся в таких демократических рудиментах, как конкурентные выборы”.

 

 

 

Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии