Интервью

Генерал ФСБ про “хабаровский цугцванг”

Поделиться:

 

 

 

Любое управление массами — высочайшее искусство, но в России не выработаны меры противодействия массовым протестам, считает генерал ФСБ в отставке Александр Михайлов. Вместе с замдиректора Центра политических технологий Алексеем Макаркиным он ответил на вопросы газеты “Московский комсомолец”, объяснив, чем чревата “хабаровская ситуация”.

 

Не чудите, да не чудимы будете. К вопросу о происхождении фейков

МИХАЙЛОВ: «Это цугцванг. Все понимают, что надо что-то делать, но не могут предложить никакого рецепта»,- отметил генерал ФСБ в отставке Александр Михайлов.

Прилетевший в регион вице-премьер Юрий Трутнев заявил, что у людей есть право выражать свое мнение и очень много людей вышли поддержать Фургала. Но потом добавил, что правительство края плохо справлялось с работой. Очень странное заявление: люди массово вышли поддержать плохо работающую власть.

У нас в государстве не выработаны меры противодействия подобного рода массовым протестам.

Любое управление массами — это высочайшее искусство. У нас таких художников нет.  Сегодня все строится исключительно на том, чтобы ломать через колено, возбуждать общественность с точки зрения того, что все проплачено, все это заговор, 30 серебренников — вот через всю эту чушь, которую сейчас активно начинают вбрасывать.

 

МК: Вице-премьер Трутнев заявил, что это потому, что местная власть плохо работала…

МИХАЙЛОВ: В данном случае люди устали от многих вещей, от диктата той же «Единой России», от того, что связано с отношением власти к народу. Возьмем даже последнее голосование по поправкам. Со слов той же самой Памфиловой получается: вы вообще никто, звать вас никак, потому что все уже конституционно принято, ваша задача прийти и кинуть бюллетень… Вот это народ возмущает страшно.

Внутренняя негативная энергетика накапливается, и никто с этой энергетикой не пытается разбираться.

Я не думаю, что у Фургала были фантастические достижения, что за два года он улучшил жизнь людей, но это была фигура, которая явно не симпатизировала центру.

 

МК: То есть арест Фургала стал просто искрой?

МИХАЙЛОВ: Мы должны реально понимать – кто-то реально возмущался, мол, мы избрали человека, а вы его арестовали, кто-то говорит: как же так, 15 лет прошло, а теперь вспомнили. Что это за такие консервы из неприкосновенного запаса, которые можно вскрыть в любой момент независимо от срока давности? Как тут вообще можно это разъяснить? Человек три раза был депутатом Государственной думы, его пропустили на должность губернатора. Кто поверит-то в эти разъяснения?

Ведь, по большому счету, в тюрьму вместе с Фургалом должны сесть те, кто владел этими материалами и не предпринял меры по наказанию.

Это цугцванг. Все понимают, что надо что-то делать, но не могут предложить никакого рецепта. История показывает, что массовые протесты, даже революции, начинались с весьма незначительного повода.

 

МК: Но что с этим делать сейчас?

МИХАЙЛОВ: На этих митингах не выдвинули ни одной политической фигуры, которая поведет за собой людей.

Пока идет такой спонтанный протест, нужно политическое искусство, умение взаимодействовать с толпой.

Нужно искать компромисс, искать диалог.

 

МК:  Для наших властей отступить — значит показать слабость.

МИХАЙЛОВ: Наверное, самой большой ошибкой будет, если наши пропагандисты начнут искать там чью-то руку, какие-то козни, заведут старую сказку про проплаченность вот этих 30 тысяч. По сути — начнут мотивировать правоохранительные органы к силовому подавлению. Оправдывать его. А силовое подавление в Хабаровске может привести к всплеску протеста в Екатеринбурге, еще где-нибудь… Мы попали, конечно, конкретно.

 

Замдиректора Центра политических технологий Алексей Макаркин считает, что протест вышел из-под контроля местной власти:

(без названия)

МАКАРКИН: Очевидно участие во всем этом команды Фургала. Но вот сейчас эта команда вряд ли заинтересована в палаточных городках. Потому что она хотела показать масштаб, но не ожидала, что масштаб будет таким большим. И возникает вопрос, а управляют ли они все еще этим процессом? Ведь пошла сильная низовая реакция.

 

МК:  Искорку раздули, теперь пожар тушить надо?

МАКАРКИН: Надо, конечно, тушить. Но это легко сказать. А как это сделать? Ведь даже по голосованию за поправки видно, что там протестные настроения были выше, чем в среднем по России, еще до ареста Фургала. Наверное, тут нужен серьезный диалог с обществом, нужно показать, что центр заинтересован в развитии Дальнего Востока, что Дальний Восток — свой.

Нужен медиатор, который будет говорить с людьми. Но где его взять и кто это будет?

Не повестка даже, а стилистика протеста – она все больше напоминает московские протесты. Посмотрите лозунги – «Мы здесь власть». Или требование люстраций. Причем, я думаю, люстрации там несколько другой смысл придается. Если в Москве это требование наказать тех, кто препятствует демократии, то там это скорее антиэлитный призыв. И поэтому тоже будет трудно вести диалог с людьми. Губернатор Фургал для них — антиэлитная фигура. Сам он элита, конечно, но это человек, который продал яхту. И это символично.

 

МК: В Москве Росгвардия неплохо справляется…

МАКАРКИН: В Москве можно объяснить росгвардейцам, что против них зажравшиеся москвичи, богатые, в норковых шубах, фашисты, бандеровцы, агенты. Легко, по крайней мере пока, объяснить ребятам из рабоче-крестьянских семей, что против них социально чуждые враги. А там — это люди, которые живут рядом, по соседству. Там проблем с разгоном значительно больше.

Попытки силового разгона могут людей взбудоражить.

Помните, как на Украине все произошло? Самый плохой вариант — это направление ОМОНа, попытка подавить силой.

 

МК: Вы говорили, что революции начинаются в столицах…

МАКАРКИН: Революции с провинции не начинаются, но люди в Москве будут смотреть, что там происходит. Сейчас, когда люди вышли из карантина, был элемент эйфории. Но дальше начинается вопрос экономики. А в 21 году будут парламентские выборы.

Будет ли отскок экономики в плюс? Экономисты прогнозируют, что отскока может не быть.

А значит, выборы в Думу могут стать очень сложной кампанией. С требованием о регистрации оппозиционных кандидатов. А мы видели, что было в Москве в 2019 году, когда и падения в экономике не было, а была унылая стагнация, да и цена вопроса, выборы в региональный парламент, была меньше. И тем не менее — какой масштаб был выхода людей, когда была попытка раскрутить «московское дело»?

 

Полный текст интервью здесь:

https://www.mk.ru/politics/2020/07/13/general-fsb-zayavil-o-bespomoshhnosti-vlastey-izza-dela-furgala.html

 

Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии