Россия

Южный Урал: Борис Дубровский – история провала. Часть IV»

Поделиться:

 

 

В среду вечером, 15 января 2014 года, после спортивной подготовки, в помещении регионального Управления наркоконтроля просматривал новостные ленты. Увидел информацию о том, что президент России Владимир Путин принял добровольную отставку Михаила Юревича и назначил временно исполняющим обязанности губернатора Челябинской области Бориса Дубровского. Не скрываю, новость для меня была позитивной. И на то были свои причины.

 

В 2010 году, возглавив регион, Михаил Юревич и его окружение демонстрировали достаточно агрессивное отношение к руководителям территориальных подразделений вооруженных сил и правоохранительных органов, за исключением полиции.  С первых дней назначения меня на должность начальника Управления ФСКН РФ по Челябинской области (январь 2011 года), губернатор Юревич всячески уклонялся от личных встреч со мной. Впервые он пригласил меня для общения лишь в июне 2012 года. Это произошло после настоятельных рекомендаций Юревичу со стороны полпреда Уральского Федерального округа Игоря Холманских и в преддверии моего выезда в Москву на торжественный прием к президенту России.

Южный Урал: Борис Дубровский – упущенные возможности. Часть IV»

Что касается Бориса Дубровского, наше с ним знакомство, в тот момент он был генеральный директор Магнитогорского металлургического комбината, состоялось осенью того же 2012 года, в присутствии его заместителей и помощников. Незадолго до этого в средствах массовой информации, с привлечением ресурсов отдельных федеральных телеканалов, вышла серия негативных материалов о разгуле криминала в Магнитогорске. Объективности ради, заказчики телевизионных сюжетов грамотно использовали ряд упущений со стороны городских властей. Но при этом в материалах ни слова не сказали о бездействии региональных властей и фактического игнорировании ими многократных обращений в их адрес правоохранительных органов, а ведь использование профилактических мер реагирования –  компетенция областного правительства.

Тогда в федеральном центре правильно оценили, что главной задачей «информационных вбросов» являлась дискредитация собственников ОАО ММК с целью не допустить выходцев с предприятия до руководства регионом. Тогда же обратили внимание, что в съемках истеричных сюжетов приняли участие и лица из окружения, действующего на тот момент губернатора Юревича.

В ходе нашей первой встречи с Дубровским, большую часть времени он молчал. В основном говорили его заместители. На завершающем этапе беседы Борис Александрович высказался кратко, но достаточно емко и конкретно. И вскоре в рамках наших договоренностей комбинат усилил помощь городским властям в работе по ряду направлений профилактики преступности. Именно поэтому, узнав о назначении Бориса Дубровского ВРИО губернатора Челябинской области, испытал положительные эмоции.  Был уверен, что приобрету с его приходом весомого союзника в региональной власти.

Южный Урал: Борис Дубровский – упущенные возможности. Часть IV»

Правда, меня удивило, что время для объявления об отставке Юревича было выбрано не самое лучшее. Хотя бы потому, что благодаря грамотной работе его пиар-команды в Челябинске, да и в целом по области, у Михаила Валериевича было немало сторонников. Команда Юревича тщательно контролировала и фильтровала информационную картину и даже фон региона, была щедра и заботлива по отношению к лояльным журналистам. При нем умело блокировали, не позволяли просочиться за пределы области, материалы, рассказывающие об изъянах деятельности региональных властей. Личный рейтинг Юревича в глазах населения, на момент объявления его отставки, был достаточно высок.

Мало кто знал, что к моменту сложения губернаторских полномочий Юревичем, региональная казна имела 12.3 млрд. рублей дефицита и порядка 5 млрд. рублей задолженности коммерческим банкам. В это же время в отношении ряда лиц из его окружения были возбуждены и расследовались уголовные дела по фактам различных злоупотреблений бюджетными средствами. Злоупотребления были допущены в рамках реализации федеральных и региональных программ модернизации медицины, строительства и ремонта дорог, реформирования предприятий обслуживания муниципальной инфраструктуры. И все это происходило в преддверии очередного экономического кризиса в России, связанного с ослаблением российского рубля по отношению к иностранной валюте, вызванного снижением мировых цен на нефть и введением экономических санкций в отношении России.

В 2014 году, Борис Дубровский, опираясь на доверие президента России, возглавил дефицитный регион в очень сложный период…

В первое время, и это радовало, Борис Александрович практиковал еженедельные встречи с руководителями правоохранительных органов, на которых он не только выслушивал пожелания, но и активно советовался. Справедливости ради, такой формат общения продлился не долго. Тем не менее, на протяжении всего срока в должности Губернатора, Дубровский стремился поддерживать рабочие отношения с каждым руководителем «силового» блока.

Южный Урал: Борис Дубровский – упущенные возможности. Часть IV»

В тоже время первым тревожным сигналом, на который обратил внимание, прозвучал ответ одного из сотрудников аппарата регионального правительства на мой вопрос о том, доволен ли он новым руководителем? Чиновник посетовал, что с приходом Дубровского в правительстве резко выросла бюрократия, особенно в сегменте внутреннего документооборота, а также снизилась доступность общения подчиненных с кураторами из числа губернаторских замов, ввиду ужесточения бюрократических церемониалов. Кроме того, как отметил рассказывающий, между заместителями Бориса Александровича не просматривается командный дух. В результате каждый руководитель стремится выиграть время и определиться, кому что можно перепоручить, кого назначить ответственным… но мало кто изначально работает на результат.

Команда прежнего губернатора (Юревича), наоборот, внутри областного правительства легко перешагивала через бюрократические условности, могла эффективно и неформально мобилизовать ресурсы ведомств, курируемых разными заместителями Михаила Валериевича, для оперативного решения задач, неисполнение которых несло риски претензий к губернатору. Правда, также рьяно они «кусали» неугодных Хозяину и активно способствовали развитию бизнеса определенного круга лиц, лояльных Юревичу, а потому впоследствии стали объектами пристального внимания со стороны правоохранительных органов.

Второй неприятный сигнал отметил, когда на одном из первых совещаний с участием глав муниципальных образований, Борис Дубровский подверг резкой и эмоциональной критике одного из руководителей территории. Судя по тональности и сути высказанных претензий, все ждали, что в финальной части губернаторского монолога прозвучит постановка конкретных задач, сроков их исполнения и, возможно, санкций за неисполнение. Но в итоге, хорошенько «повозив» чиновника, порой повторяясь и запинаясь в словах, Дубровский фактически призвал его и других присутствующих… «Больше так не делай». И все… Выглядело это, кстати, также было воспринято присутствующими, что у губернатора, у самого не было понимания решения задачи. Возникал вопрос: зачем тогда грозно сотрясать воздух на публичном мероприятии?

Южный Урал: Борис Дубровский – упущенные возможности. Часть IV»

В канун 2015 года, воспользовавшись возможностью неформального общения, обратил внимание Дубровского на тенденцию того, что в федеральной информационной повестке наш регион все чаще стали упоминать в связи с различными происшествиями. Высказал обеспокоенность, что информационное позиционирование губернатора предъявляет его, исключительного как чиновника-бюрократа, с утра до вечера председательствующего на различных кабинетных совещаниях.  К примеру, его предшественник, хоть и проводил значительную часть времени за пределами региона и даже страны, практически ежедневно присутствовал в информационном пространстве в видеосюжетах и фрагментах неких своих рабочих визитов, встреч, посещений различных предприятий области. Внешне складывалось впечатление, что Юревич каждый день «в поте лица» трудится   в «полях».

На мои ремарки Борис Александрович ответил, что у него, мол, есть полномочные лица за формирование его положительного имиджа, вот пусть этим и занимаются – «отрабатывают свой хлеб». А он продолжит работу так, как ему удобно. И добавил, что считает себя больше хозяйственником, чем политиком.

В то же время, должен отметить высокую трудоспособность Дубровского. Он, находясь на рабочем месте, редко уезжал домой раньше 22-23 часов и действительно просматривал все проекты документов и материалов, делал в них свои пометки, и уже в ходе заседания комиссии, штаба, Совета, как бы невзначай, демонстрировал квалифицированную компетентность. Это сильно контрастировало с манерой его предшественника, который практически все совещания старался проводить строго формально,  по сценарному регламенту, вложенному предварительно в его папку.

В одну из первых неформальных встреч с Дубровским как губернатором региона мы, руководители территориальных подразделений правоохранительных органов, спросили его: как он решился поменять свою ранее занимаемую высокооплачиваемую работу на должность государственного служащего? Борис Александрович ответил, что в перспективах развития металлургической отрасли ему все понятно на ближайшие 10-15 лет и в должности генерального директора он ощутил потолок, который давит на него. Потому как-то за несколько лет до его избрания его губернатором, он взял листок бумаги и набросал план своих устремлений, в том числе, была определена и цель стать губернатором. Все это Борис Александрович произнес достаточно эмоционально и внешне искренне.

Южный Урал: Борис Дубровский – упущенные возможности. Часть IV»

Помню, в декабре 2016 года, уже после ликвидации ФСКН, когда губернатор пригласил меня сначала на должность своего советника, а позднее назначил министром общественной безопасности, собрались «генеральским клубом» по доброму случаю. И вот тогда, один из коллег посетовал: мол, это губернатор и его окружение ничуть не лучше, если не хуже, предыдущего отставника.

К тому времени уже обратил внимание на то обстоятельство, что губернатор Дубровский был максимально сосредоточен на темах, связанных: с управлением региональными финансовыми; с дорожной и строительной отраслью; с управлением жилищно-коммунальным хозяйством; с организацией регионального рынка вывоза и утилизации отходов. По остальным направлениям ему было важно, чтобы заместители не допускали конфликтных ситуаций и не отвлекали его от приоритетных направлений.

Оказавшись в июле 2016 года гражданским госслужащим, мне бросилось в глаза отсутствие внутри регионального правительства монолита команды. Был состав функционирующих штатных единиц, часть из которых входила в состав неформальных объединений нескольких групп влияния, враждующих и конкурирующих между собой.

Отметил очень странный подход в кадровой политике. Министра подбирал и назначал губернатор, а заместителей этому министру, за редким исключением, «сватал» куратор регионального ведомства – профильный замгубернатора. В результате такого подбора было нетрудно спрогнозировать противодействие, а временами даже саботаж указаний со стороны министра.

Уже после назначения меня на должность министра один из статусных чиновников областного правительства, раздраженный моей активностью, с укором высказал, что «от каждого из нас здесь, на гражданской службе, ничего не зависит, – работа сама работается, – а потому надо быть проще, чтобы сохраниться… у власти». Максимально грустное по своей сути замечание…

Южный Урал: Борис Дубровский – упущенные возможности. Часть IV»

Заметил, что непосредственно на совещаниях у губернатора, многие стремились обосновать и аргументировать причины своих неудач по тем или иным контрольным задачам. Удивительно, но часто губернатор шел им на встречу и продлевал сроки исполнения поручений. При этом мало кто задумывался о сомнительной возможности качественно выполнить данное поручение в оставшееся время. Печально было наблюдать доверие губернатора людям… без доверия.

Неудивительно, что при такой организации управленческой деятельности регион начали регулярно преследовать различные, в том числе резко смачные… коллапсы. В области стала наблюдаться устойчивая тенденция, когда вполне успешные предприниматели «сворачивали дела» и переезжали в другие регионы, а выпускники общеобразовательных школ устремились в Санкт-Петербург и Москву. В сознании жителей опорного края державы укреплялась мысль, что область не имеет перспектив развития… и становится приютом для мигрантов из республик Средней Азии и Закавказья.

Потому в ноябре 2018 года позволил себе опубликовать на страницах социальной сети такой пост:

«Сегодня в опорном крае державы у одной из групп явно вскружило голову наличие формальной верительной грамоты сверху… Путая полномочия с лицензией на вседозволенность, лидеры зарвавшейся группы сильно рискуют… История показывает, что верховная власть сперва пытается усмирить одурманенных князьков, а при отсутствии должной реакции, использует… хирургическое вмешательство. Сегодня риск такой операции высок как никогда… »

19 марта 2019 года Борис Дубровский подал Президенту России заявление об отставке.

 

 

Пётр Васильев. В качестве послесловия

Когда в середине 2014 года приехал на Южный Урал после достаточно длительного периода работы в ЮФО, а позже в СКФО, был в хорошем смысле поражен и южноуральской столицей, и красотой природы, и, как мне тогда увиделось, мощью всего, что окружало. Однако уже через год-полтора первые впечатления стали быстро испаряться, на смену им пришли другие – Челябинск становился все грязнее, скелеты недостроев продолжали уродливо торчать в самых неподходящих местах города, слова оставались словами – чистой воды прокламациями, появилось устойчивое впечатление от работы властей: «Результат – ничто, процесс – все!» Это касалось хоть региональных проектов, хоть городских, хоть каких…

Южный Урал: Борис Дубровский – упущенные возможности. Часть IV»

Если задать вопрос: какая из программ в любой сфере или области деятельности за период губернаторства Дубровского стала его «историей успеха» (success story), даже не знаю, сможет ли кто-то назвать хоть одну, не получив при этом огромного количества возражений. Все проекты остались либо на уровне Нью-Васюковских утопических мечтаний, как, например, ВСМ, либо, как саммит ШОС и БРИКС, были вовремя отобраны, чтобы перед миром не опозориться.

А вот, что у Дубровского точно было в избытке, так это «историй неуспехов», причем публичных – постоянные в период 2016–18гг. экологические катаклизмы – промышленные выбросы, от которых просто-таки начали задыхаться  челябинцы. При этом губернатор раз за разом предпочитал либо ничего не замечать, либо делать вид, что принимаются какие-то меры… при том, что каждый следующий выброс травил город и горожан сильнее прежних.

Южный Урал: Борис Дубровский – упущенные возможности. Часть IV»

Сам Челябинск в тот период стал выглядеть как «нелюбимое дитя» властей – чумазый, с разбитыми дорогами, «тефтелевыми кучами» (черными от грязи неубранными горами снега зимой), изуверской точечной застройкой и безудержной вырубкой деревьев. И эта «картинка» накрепко прилипла в массовом сознании к портрету губернатора, поскольку, в конечном итоге, за всё спрос с него. Венчали вереницу «неуспехов» губернаторства Дубровского бесконечные реляции о прорывных экономических проектах, которые всякий раз оборачивались пшиком. По сути даже реку Миасс в центре города как следует почистить не сумели, хотя изо всех сил демонстрировали усердие. Единственно, что удавалось властям «на отлично» – организация и прием крупных международных соревнований и турниров, которые в тот период с завидным постоянством проводились на Южном Урале. Отвечал за то направление один из замов губернатора Вадим Евдокимов, работавший и в период Юревича.

Кстати, на разительном контрасте с периодом Юревича у Дубровского оказалась фактически провалена работа во внутренней политике и пиарблока. Хотя тут надо оговориться, провальной работа стала после вынужденной смены этого блока и, главным образом, его куратора. В период 2014-15 гг., когда направление возглавлял Николай Сандаков, все работало как швейцарский хронограф – четко, рационально и элегантно. Эффективность в тот период была, пожалуй, одна из самых высоких в стране. Это легко могут подтвердить понимающие в этой сфере люди из тех ведомств, которым по профилю работы приходилось заниматься подобными вопросами.  Главное мастерство «группы Сандакова» заключалось в умении отстроить имидж губернатора и области от негатива в информповестке. А вот дальше настали «тяжелые времена», которые метафорично и столь же неосторожно охарактеризовал, принявший от Сандакова эстафету кураторства внутренней политикой другой зам Дубровского Иван Сеничев.

Южный Урал: Борис Дубровский – упущенные возможности. Часть IV»

В сердцах помянутая Сеничевым «Ё-область» попала на диктофонную запись и мгновенно была слита в интернет. Оговорка стала едким мемом и стоила Ивану Викторовичу должности. Вопреки всем аксиомам, что снаряд дважды в одну воронку не попадает, фактически дуплетом у Дубровского вышибло двух политических замов. За южноуральскую внутреннюю политику стало тревожно… Некоторые даже увидели в этом весьма недобрый знак – дурное предзнаменование. Но, как водится, пошептались и угомонились, но, выходит, преждевременно…

Южный Урал: Борис Дубровский – упущенные возможности. Часть IV»

Пришедшая после вынужденных отставок Сандакова и Сеничева новая смена по уровню профессионализма и хватке до своих предшественников явно не дотягивала. Не хватало харизмы, опыта, умений. Пошли ляпы, один хлеще другого. Самое простое и столь же неправильное, что можно было в тех условиях сделать – начать обижаться и жаловаться на СМИ, которые публиковали или давали в эфир губернаторские перлы и каламбуры. Одного не понимали новые пиар-труженики – инфоповоды, как и ньюсмейкеры сами, из ниоткуда, не берутся, их надо готовить. Готовить тщательно, методично и кропотливо. А без этого ляпы будут всегда. И когда ваш главный ньюсмейкер говорит вдруг, что его задача превратить Челябинск в Карабаш в хорошем смысле этого слова, то тут не на СМИ, которые об этом написали, пенять надо, а на самих себя за неспособность своего шефа правильным образом подготовить и грамотными тезисами вооружить, выставляя перед камерами и пишущей прессой. Подобные «оговорки» губернатора, как это всегда и бывает, очень серьезно испортили его имидж, приклеившись  к нему навечно, хоть отстраивай негатив – хоть нет…

Южный Урал: Борис Дубровский – упущенные возможности. Часть IV»

Апофеозом вереницы нелепостей  в области внутренней политики стало выселение в то время сенатора Ирины Гехт из её служебного кабинета на Цвиллинга под смешным надуманным предлогом – протечки  труб отопления – тогда, как на самом деле, внутренние раздоры и войнушки вовсю уже сотрясали и администрацию Дубровского, и весь южноуральский истеблишмент. 

Самая, пожалуй, главная проблема Дубровского как губернатора – отсутствие фокусировки на самом губернаторстве. Областные проблемы, проекты и общая ситуация занимали его внимание в гораздо меньшей степени, чем личный бизнес, который хоть и был им передан в некий слепой траст, но так и остался в приоритете. Об этом, кстати, написано достаточно много и подробно, повторяться нет смысла, но его сосредоточенность на личных интересах, а не на губернаторстве как миссии, была очень даже заметна со стороны, иначе не допустил бы он такого плачевного состояния дел, такого упадка и столь  пессимистических настроений в самых разных кругах и территориях Челябинской области. Своеобразной  “вишенкой на торт” в череде управленческих провалов стал мусорный колапс в Челябинске – фактически рукотворное детище губернатора и его команды…

Южный Урал: Борис Дубровский – упущенные возможности. Часть IV»

Самая большая кадровая ошибка Дубровского – назначение Тефтелева на пост мэра Челябинска. Очень многие челябинцы, с кем говорил в тот период, восприняли это назначение как демонстрацию недоверия со стороны губернатора челябинским кадрам. Ни для кого не секрет, какая сложилась непростая, а порой весьма ревностная, история взаимоотношений между Челябинском и Магнитогорском, между элитами в первую очередь. И нарочитое появление во главе столичного города выходца из второго областного центра качнуло хрупкий баланс элитного статус-кво, превратив при этом Тефтелева в мишень и в заложника данной ситуации.  Дальнейшая судьба Евгения Николаевича – арест и предъявленные обвинения – весьма красноречивое тому свидетельство.

Южный Урал: Борис Дубровский – упущенные возможности. Часть IV»

Хотя, справедливости ради, необходимо отметить, что после себя Борис Александрович оставил область с бюджетным профицитом, погасив практически все коммерческие кредиты своего предшественника.

Главный вопрос: могло ли у Бориса Александровича получиться по-другому? Ответ, мне кажется, очевиден. Могло и должно было, но слабость команды и совершенные им самим невынужденные ошибки начисто лишили его такой возможности.

 

 

 

Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
guest
1 Комментарий
Oldest
Newest Most Voted
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Юлия Васильевна
Юлия Васильевна
2 месяцев назад

Очень емкая, грамотная, доподлинно истинная история изложена в статье! Мне довелось работать с Юревичем и знаю его, как расчетливого, скрупулезно относящегося к любому своему решению в процессе работы. Да были недостатки чисто амбициозные связанные с недостатком хорошего воспитания, но уверена при его власти мы бы видели город другим: более современным, красивым, а главное ЗНАЧЕМЫМ среди городов Урала! Кредиты в 25 миллиардов были бы закрыты а дефицит в 15 миллиардов был бы восполнен. Если бы Юревич получал от правительства страны такие огромные средства на строительство гостиниц и дворцов к Самету, город бы сегодня был великолепным, и в этом я уверена. Он… Подробнее »