Россия

Решено: рубим! Бор не тронули ни в военные годы, ни после…

Поделиться:

 

 

 

Губернатор Челябинской области Алексей Текслер посетил областную детскую больницу, поздравил врачей с наступающим праздником – Днем медицинского работника (21 июня). Он также подтвердил планы по строительству нового хирургического корпуса ЧОДКБ на месте части участка лесного массива, ранее выведенного из границ челябинского бора. На площади около 4 га должен появиться современный медицинский корпус с соответствующим благоустройством.

 

 

Челябинский бор –  “легкие” промышленного мегаполиса общей площадью 12 квадратных километров (примерно 1 138 га лесопокрытой территории) – давно не дает покоя застройщикам всех рангов и мастей. Вырубить его намеревались много раз. Расскажем лишь о двух, но самых реальных случаях, когда город мог навсегда проститься с лесным массовом в черте своих границ.

В 1942 году первым секретарем обкома и горкома партии (применительно к реалиям сегодняшнего дня губернатором области и мэром Челябинска) стал Николай Патоличев. На тот момент ему было 33 года, по всем меркам, молодой еще человек. Патоличев возглавил стратегически важный тыловой регион, где ковали  оружие для фронтов Второй мировой  – челябинские танки и магнитогорскую сталь, из которой делался каждый третий советский снаряд и броня для боевых машин.

Решено: рубим! Бор не тронули ни в военные годы, ни после...

Задача перед Патоличевым была поставлена архитрудная –  в кратчайшие сроки создать на Южном Урале мощнейший промышленный кластер. Понятно, что термина этого в те времена не было, но это ничуть не меняет смысла поставленной задачи.  В архивных материалах находим такие свидетельства:

за годы войны в Челябинскую область было эвакуировано более 200 промышленных предприятий. Рост промышленного производства в 1943 г. по сравнению с 1940 г. составил 350%.

За этот период было  введено в строй большое количество промышленных предприятий: Чебаркульский завод, Челябинская ТЭЦ, Челябинский металлургический комбинат и его рудная база – Бакальское месторождение, Уральский автозавод в Миассе, заводы по производству боеприпасов, в том числе, ракетных снарядов и многое-многое другое. Организован выпуск танков Т-34 и ИС, самоходных артиллерийских установок и других видов вооружений и военной техники.

И это при том, что на заводах в то время работали в большинстве своем женщины и дети…

Вне всякого сомнения, в том, что это удалось, имеется немалая доля заслуг самого Патоличева, как и в деле с его инициативой создать Добровольческий танковый корпус за счет выпущенных сверх установленного плана боевых машин, обучить механиков-водителей из числа рабочих-передовиков и отправить корпус на фронт. Но это отдельная самостоятельная история и о ней в другой раз.

Патоличева на Южном Урале в теплотой вспоминают до сих пор. Но если спросить простых людей сегодня, с чем у них ассоциируется имя Николая Семеновича, многие скажут с бором, с уникальным городским реликтовым бором. И это сущая правда.

Решено: рубим! Бор не тронули ни в военные годы, ни после...

 

Именно благодаря самоотверженной и даже по-хорошему напористой позиции Патоличева челябинской городской бор вместе с территорией современного парка Гагарина в военные годы не пошли под сруб.

Дело в том, что в Челябинск в январе 1942 года пришло распоряжение ГКО на нужды строительство завода боеприпасов № 62 (Челябинский автоматно-механический завод) срочно вырубить близлежащий лес (естественно, для меньших затрат) – подпись под документом поставил небезызвестный Вячеслав Молотов как зампредседателя Государственного комитета обороны.

Первый секретарь Челябинского обкома Патоличев ответил, что «завод, выпускавший боеприпасы, разместился на окраине Челябинска в складах Заготзерна», но никак не в бору, находящимся в другой части города. Патоличев ясно понимал ценность соснового бора для промышленного города, поэтому рискнул позвонить лично Сталину и объяснить,  почему сосновый бор жизненно необходим городу, и что война не будет длиться вечно, а людям после работы негде будет отдохнуть.

Выслушав аргументы Патоличева, Сталин спросил, сможет ли он быстро найти древесину без дополнительных затрат, получив четкое “да”, отменил постановление Молотова.

В итоге завод построили в районе АМЗ, а челябинский бор продолжает оставаться главными «легкими» города.

Решено: рубим! Бор не тронули ни в военные годы, ни после...

 

Этот памятник живой природы сколько простоит, всегда будет связан с именем Патоличева.

Хотя, справедливости ради, у челябинского бора было два спасителя. Спустя четыре года после войны лесной массив в черте города вновь оказался в проектах большого промышленного строительства. На его территории намерились построить более 40 цехов авиационного завода со штатной численностью до 37 тысяч человек – фактически, второй ЧТЗ. С учетом членов семей, Челябинску надо было принять около 300 тысяч человек. Вырубить бор и закончить первые цеха требовалось уже в 1950 году.

 

Решено: рубим! Бор не тронули ни в военные годы, ни после...

 

Именно тогда первый секретарь обкома Александр Белобородов, весьма решительный человек, написал письмо Сталину, в котором, как ранее Патоличев, не побоялся аргументировать, почему  Челябинск не справится с такой нагрузкой – ему не хватит ни питьевой воды, ни жилой площади. В то время в городе не было ни центрального водоснабжения, ни отопления, ни канализации. В приложение к письму был подготовлен обстоятельный доклад, который доказывал нецелесообразность размещения здесь еще одного завода-гиганта.

В итоге решение о строительстве отменили. Сосновый бор вновь был спасен.

В 1969 году решением Челябинского облисполкома сосновый бор был отнесен к памятникам природы областного значения. В бору было запрещено любое строительство, а также принято решение о выносе отсюда всех строений.  Более того, бору вернули 200 гектаров леса. Но, как видим сегодня, на этом страдания городского бора не закончились, как и не закончились попытки под тем или иным предлогом “отрезать” от него куски территории, отдать под строительство и реализацию разных проектов.

Решено: рубим! Бор не тронули ни в военные годы, ни после...

 

Пока только два областных руководителя губернаторского уровня – Патоличев и Белобородов вошли в историю как охранители лесных «легких» Челябинска. Один в самое трудной военное время, другой сразу в послевоенные годы восстановления промышленности и народного хозяйства, которое было ни чуть не легче. Но оба даже в те времена, колоссальных трудностей и вызовов,  понимали значение бора для города и горожан. А что сегодня..? Под топор? 

 

 

 

Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
guest
2 Комментарий
Oldest
Newest Most Voted
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Иван
Иван
4 месяцев назад

К сожалению сегодня Патоличевых нет! И это для народа беда!

Иван
Иван
4 месяцев назад

К сожалению сегодня Патоличевых нет! И это беда!