Россия

Евг.Трифонов: Коронавирусные штрафы как налог на уши

Поделиться:

 

 

 

Приложение «Социальный мониторинг» с 3 апреля пристально следит за москвичами, как они соблюдают режим самоизоляции. Оно отправляет запросы, на которые нужно отзываться селфи в домашней обстановке. Если проигнорировать такие послания – штраф. Также программа фиксирует, где находится смартфон и если это не адрес человека, тоже – штраф. Меньше чем за месяц было выписано 54 тысячи штрафов более чем на 216 миллионов рублей, то есть, наказание последовало для 30% пользователей приложения. 

 

Ещё в марте, когда только устанавливали приложение «Социальный мониторинг» для заразившихся коронавирусом, сотрудники Департамента здравоохранения Москвы по телефону предупреждали, что в случае его не установки больных будут штрафовать. Если человек говорил, что он не умеет настраивать приложения или не имеет компьютера или смартфона, ему обещали обеспечить таковым и прислать волонтёров для установки.  Автору известно несколько случаев таких обещаний, и ни одного – выполнения. Может быть, кому-то власти и расщедрились на смартфон, но о таких случаях не известно, по крайней мере широкой общественности.

 

Евг.Трифонов: Коронавирусные штрафы как налог на уши

 

Потом, в апреле, начали угрожать штрафами, но о помощи в установке приложения и тем более обеспечении гаджетом уже не вспоминали. Оправдания насчёт неумения и неимения оставались без ответа. После введения электронных пропусков на Москву (и не только) обрушилась волна штрафов, причём их огромное число выписывалось безо всяких оснований – например, человек сидел дома, а ему начисляли штраф. Или он получал пропуск, но всё равно подвергался штрафу. Московские власти поначалу объясняли это новизной программного обеспечения и случайными сбоями, обещая потом разобраться.

 

Как разобрались? Да так, что уже в мае штрафы начали получать лежачие больные, а в последние дни – даже больные, лежащие в стационарах, причём в реанимации, под кислородными масками! Они называли звонившим номера больниц, но в ответ слышали: «Вы нарушаете режим самоизоляции, ч. 2 ст. 3.18.1 КоАП г. Москвы. Штраф 4,000 рублей». А потом получали уведомление о штрафе. Через пару дней всё повторялось. И уже никто не слушал ответов, не обещал разобраться.

 

Сергей Борисович Иванов в 2009 году сказал гениальную фразу: «люди – это новая нефть». В смысле золотые руки и золотые головы российского народа должны приносить стране больший доход, чем нефть. Правда, народ может приносить доход государству по-разному: государство может его холить и лелеять, а он, раскрепостив свои умения и таланты, будет приносить доход, конечно, в первую очередь себе, но и государство будет в прибытке. А можно бить дубинкой по золотым головам и вырывать ногти на золотых руках, требуя последний грош. Как англичане выбивали налоги из Индии, не обращая внимания на то, что индийцы мёрли от голода. Как Сталин отбирал хлеб у крестьян, а потом с гордостью говорил Черчиллю, что ему «пришлось убить 10 миллионов». Зато (ох уж это «зато»!) была проведена индустриализация. Хотя и англичане могут сказать то же самое: ну умерло 10 миллионов бенгальцев, но не даром же – Британия правила морями!

 

Власти (наверное, не все и не везде) в целом привыкли к коронавирусу, и озабочены прежде всего компенсировать выпадающие доходы. А они выпадают из-за пандемии, падения нефтяных, а теперь ещё и газовых цен, из-за массового закрытия и простоя предприятий. Чиновники привыкли к тому, что, хоть гори всё синим пламенем, деньги в бюджет должны поступать. Как в советской частушке: «Да пускай мы все подохнем, лишь бы не было войны!».

Евг.Трифонов: Коронавирусные штрафы как налог на уши

 

Экономист Михаил Хазин 27 мая совершенно справедливо сказал агентству REGNUM: «Власти делали всё, чтобы деньги до людей не дошли. … На Западе было решение политической власти помогать людям. И людям непосредственно дали денег. А в нашей стране политическая власть приняла абстрактные решения, что надо помогать, а детали и реализацию отдали управленческой вертикали. А управленческая вертикаль каждый рубль, который она отдаёт людям, воспринимает как личную потерю».

 

Для разных представителей власти «личная потеря» имеет разные смыслы. Безусловно, для кого-то (по которым Лефортово плачет) бюджет или финансовый поток – это своё, откуда можно черпать щедрой рукой. Но таких не большинство. И они не самые плохие: в конце концов, их рано или поздно пересажают. Гораздо больше других – тех, кто воспринимает выпадение не личных, а местных, региональных, ведомственных и государственных доходов как личную, не финансовую, а карьерную проблему.  А как же я напишу отчёт в Москву? Подумают, что я плохо управляю родным Кукуево, и снимут по утрате доверия. Значит, нужно срочно изыскивать средства. И вспоминают, что у нас же есть «новая нефть» – люди. С какими-то деньгами, проскочившими мимо казны. Ведь ходят же, а то и на машинах ездят, все во что-то одеты – значит, точно что-то жрут. Недодоенные. Как додоить? Да штрафами, ясное дело! И побольше, пока пандемия!

 

Евг.Трифонов: Коронавирусные штрафы как налог на уши

 

В Тибете, до китайского завоевания, нефти не было, как и газа, золота, и вообще никакой налогооблагаемой базы. Только тощие яки, да скудные посевы проса, и такие же тощие пастухи. Но государству-то деньги нужны! На содержании бюрократии, армии, диппредставительств – да мало ли на что. И ввели в Тибете налог на уши. Ходили по дворам мытари с большими ножами, и спрашивали: у тебя есть уши, налогоплательщик? Есть. Плати за это налог, а то отрежем! И платили. Или ходили с кровавыми обрубками вместо ушей.

 

Правда, когда пришла китайская армия (очень злая и негуманная), тибетский народ почему-то защищать власть не стал. Вот из-за налога на уши и не стал.

 

 

 

Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии