Россия

Нелли Закирова: “Какое же это наслаждение – дышать, просто дышать”! #ПОМОГИВРАЧАМ

Поделиться:

 

 

В России проходит акция #ПОМОГИВРАЧАМ  Её цель – донести до людей документальные истории из первых рук: что происходит на передовой, в каких условиях работают медики, спасающие жизни людей. И организовать сбор средств на СИЗы.

 

Нелли Закирова: "Какое же это наслаждение – дышать, просто дышать"! #ПОМОГИВРАЧАМ

 

#ПОМОГИВРАЧАМ

Помощь может быть разной: можно через фонды, через волонтеров, перечисляя деньги, а можно лично – просто приготовить еду и отправить в любую из больниц.

А то, что эта помощь необходима, ясно из врачебных постов. Врачи из «красных зон» поздно ночью, после смены, изливают душу ноутбуку в пустом гостиничном номере. Они пишут о своих сложностях и страхах, об усталости и несправедливости, о том, что у них, там, идет борьба за доступ к кислороду и что наша медицина очень сильно отстает от потребностей, продиктованных реалиями.

А сейчас мы слышим эти записки из уст артистов. Цель проста: донести до людей прямую информацию из красной зоны и собрать деньги на средства защиты для врачей. Из этих историй узнаешь новые выражения – ковидарий, ковидные больные …Такой жуткий профессиональный сленг. И… мародерство. Ну куда же без него?

 

Спасать или спасаться?

Это самый важный вопрос. Врач, у которой трехлетняя дочь, спрашивает мужа и дочку, идти в красную зону или остаться дома? «Давай решим вместе, как быть. Если я останусь, я не увижу тебя с мелкой месяц, а может и три».

 

Нелли Закирова: "Какое же это наслаждение – дышать, просто дышать"! #ПОМОГИВРАЧАМ

 

Историю врача-пульмонолога Вероники Андреевой я услышала от Ксении Раппопорт, и как будто оказалась в коже этой женщины, у которой дома – трехлетний ребенок, а на работе – больные ковидом. И стало очень страшно. Страшно за эту молодую женщину, которая абсолютно беззащитна перед лицом неизученного убийцы. Страшно, что она оказалась перед таким смертельным выбором: спасать или спасаться. И во время этой страшной работы у нее нет плеча, на которое она может опереться, и нет малыша, которого она хочет обнять. И муж отвечает: «Ты можешь спасти много людей. Ты работай. Мы тебя подождем».

А что значит «работай»? Это не просто работа с утра до ночи и сон в своей кровати на плече у родного. Это красная зона – в «скафандре», в спецодежде, которая не дышит, это – памперсы! (потому что из красной зоны не выйдешь в любой момент), и это сон в пустом номере отеля. Да пусть он называется хоть «Националь», но это чужая кровать и жизнь без семьи непонятно сколь долго. И важно не только твое решение, но и решение близкого человека.

«Этот разговор был очень важен. Может быть, это наш самый важный разговор…Я-то понимала, что мое место в красной зоне. И я здесь…У нас не было ни дня, чтобы ИВЛ простаивал. Я уже как машина. Только стучит все время в мозгу «успеть, успеть, успеть. Вся мирная жизнь как будто стерлась, ее нет». Мы не герои, – говорит Вероника. – Настоящие герои – наши родные!

 

Когда все закончится

– «Сидите дома, если не хотите, чтобы вас интубировал гинеколог» – актуальная шутка наших дней. Уролога-хирурга Вигена Малхасяна озвучивает Александр Филиппенко.

 

Нелли Закирова: "Какое же это наслаждение – дышать, просто дышать"! #ПОМОГИВРАЧАМ

 

«Если бы мне цыганка какая-то сказала, что через год ты будешь лечить людей от пневмонии, ходить в закрытом костюме и жить вне семьи – я бы рассмеялся, конечно. На такое никакая фантазия неспособна».

…«Похудела на 7,5 килограммов за неделю. Поесть не успеваем. После смены – только поспать. Отекают ноги и поясница. Мы, сестры-нянечки, все время с больными: Перевернуть, помыть, ингаляции, инъекции».

Монолог Натальи Тимофеевны Игнатовой, старшей медсестры из Нижегородской области, прочитала Ирина Старшенбаум: «Жалко больных. Беспомощные люди. У нас недавно женщина умерла. 36 лет. Сгорела и все. А в красной зоне плакать вообще нельзя. В очках же. Работать не сможешь. Я для себя все это с войной связываю…»

 

Нелли Закирова: "Какое же это наслаждение – дышать, просто дышать"! #ПОМОГИВРАЧАМ

 

Медбрат, 42 года: «…в 4 часа ночи началось самое трудное: всех больных надо помыть и перестелить. Обмываем, подмываем, вытираем…».

Один из больных – мужчина огромного размера – слава богу, подвижен и все делает сам. И для медиков это счастье. Потому что он очень большой и тяжелый и переворачивать его было бы очень сложно.

«Когда все закончится, мечтаю поехать в санаторий с семьей, на речку…»

«Что я сделаю, когда закончится карантин? Только не смейтесь. Я хочу к своей урологии вернуться, к свои мочевым пузырям. Скучаю очень по работе».

«…Но вот 8 утра. Смену сдали. Остается разоблачиться и вдохнуть свежего воздуха, как дорогого и изысканного вина…  Какое же это наслаждение – дышать, просто дышать!»

 

О СИЗах и мародерах

СИЗ – это средство индивидуальной защиты. И это единственная преграда между врачом и больным ковидом, а значит, между врачом и болезнью, а то и смертью. Смертность среди врачей в России трагично велика.

Хирург-онколог, 45 лет: «Мы, врачи, нуждаемся в поддержке, и не только моральной, но и финансовой. В средствах индивидуальной защиты. Ведь 10-15 процентов заболевших – это мы, те, кто работал с пациентами с ковид-19».

«…Конечно, сейчас находятся люди, которые делают огромные бабки на масках и респираторах. Из-за них больницы покупают эти средства защиты по завышенным ценам. Сами медики тоже покупают… чуть ли не из-под полы, чтобы быть во всеоружии».

 

Нелли Закирова: "Какое же это наслаждение – дышать, просто дышать"! #ПОМОГИВРАЧАМ

 

Ольгу Мантульникову, врача УЗИ из Архангельской области, озвучила балерина Диана Вишнева: «Нам больше других повезло: нам СИЗ сразу начали выдавать. Правда, сперва говорили, что каждый раз надо новый комбинезон надевать. А теперь все пошло как-то в сторону экономии: дезинфицируют, обрабатывают и снова выдают. Сначала было страшно: нет, я не боялась заразиться. Просто не понимала, как я во всем этом обмундировании буду пациентов осматривать…Сейчас мы привыкли, но жарко, маска давит, голова болит после каждой смены».

Медработник, 32 года: «Я боюсь. Я боюсь за себя. Я боюсь, что средств может хватить не на всех и не на весь срок работы».

Преступно, что  не везде медработникам предоставляют средства индивидуальной защиты, или дают уже использованные. Да, их обрабатывают, но где гарантия, что вирус убит? Вопросы – вопросы – вопросы…

Нет счета смертям – смертям больных и смертям врачей. Это не преувеличение. Действительно, нет счета. Все считают по-разному и закрадываются сомнения  в благостность статистики, когда видишь истории, кто кого похоронил …  И ужасно мерзко, что есть чиновники, скрупулезно подсчитывающие, сколько времени врач или водитель скорой провели с больным – поминутно. Как в отеле или как, извините, в публичном доме. Чтобы поменьше заплатить. Медработники рискуют жизнью. Сколько бы  ни заплатили, это все равно копейки. Потому что, как говорят сами медики, «никакие деньги не искупят этого ада».

 

Перемены к лучшему и… необратимые

Олег Басилашвили прочитал мысли пятидесятилетнего врача-анестезиолога-реаниматолога: «Удивительно меняются коллеги. Чаще в лучшую сторону. Тяжело всем – начиная от директора и заканчивая уборщицей…. Есть ощущение изменения реальности. Выглянешь в окно – ездят машины, бегает собака… Это как будто в другой реальности. Выйдя в сеть и прочитав о недавнем… как помягче назвать…  безобразии в метро… Ты уже отмечаешь: через недельку-другую некоторые будут рядом со мной…

 

Нелли Закирова: "Какое же это наслаждение – дышать, просто дышать"! #ПОМОГИВРАЧАМ

 

А мне кажется, несмотря на всю жесть, которая происходит, что-то хорошее все же случится. Самоизоляция – в плюс. Время посмотреть на себя – сверху, изнутри, на свое место во вселенной. Падлу эту мы обязательно победим. Но что будет после – не знаю. 

Наверное, не один месяц придется крышу на место ставить. Понятно, что стать таким, как прежде, уже не удастся».

 

Почему артисты?

Думаете, потому что это их работа – играть в чужие жизни, читать чужие тексты. Но послушайте эти монологи. Некоторые артисты произносят их артистически. И это действует. А некоторые не играют совсем. И это тоже работает.

 

Нелли Закирова: "Какое же это наслаждение – дышать, просто дышать"! #ПОМОГИВРАЧАМ

 

Чувствуешь страх и бессилие. Оттого, что жизнь хрупка. И никто не знает своей последней минуты. И самое большое горе на земле – пережить своих детей.

Так почему артисты? Почему не депутаты Госдумы, например? А потому что мы артистов любим, и большинству – верим. В этом проекте никаких благ никто никому не обещает. Единственное благо – это наши с вами жизни, спасенные врачами, которые спасают всех нас и которым мы можем хоть немного помочь, дав деньги на эти самые СИЗы. Мы верим, что наши деньги поступят именно врачам, именно на средства индивидуальной защиты для них, а не осядут в карманах мародеров.

И, наверное, наступил такой момент, когда не спрячешься. «Не могу логики проследить, – пишет врач, – кто-то дома сидел, пытался уберечься и заболел. А кто-то не верил ни в какую корону – и тоже заболел». Вирус не выбирает. На больничной койке может оказаться любой.

 

#ПОМОГИВРАЧАМ

Артисты дают нам почувствовать боль и страх «красной зоны». И из-за того, что эти истории имеют имя, фамилию, должность, это в тысячу раз страшней. Когда мы плачем из-за Джульетты, умершей от любви, мы допускаем какую-то погрешность, некую степень авторского преувеличения и мы можем сказать: «Ну это же театр. Здесь все понарошку». А сейчас этот смертельный театр, этот чудовищный триллер пришел в нашу жизнь и ему не видно конца.

 

Нелли Закирова: "Какое же это наслаждение – дышать, просто дышать"! #ПОМОГИВРАЧАМ

Как помочь? Куда и сколько? Сколько ни жалко – хоть 50 рублей, хоть 100. Медикам,  рискующим жизнью, не хватает СИЗ – Средств Индивидуальной Защиты: костюмов, респираторов, очков и бахил. Артисты просят перевести любую сумму в Фонд «Живой», который купит то, что срочно нужно врачам, и отчитается за каждый переведенный вами рубль», – сказал в видеобращении Кирилл Серебренников. Это сделать просто: СМС или карта. 

 

 

Акцию #ПОМОГИВРАЧАМ проводят БДТ имени Товстоногова, Гоголь-центр, Театр “Современник”, “Приют Комедианта, подключаются другие театры. Редакция журнала “Театр” помогает в сборе документальных историй, чтобы мы узнали из первых рук, что происходит на передовой, в каких условиях работают медики, спасающие жизни людей.

Вы можете сами выбрать больницу и помочь лично. А можете доверить свои деньги тем, кто уже наладил скорую доставку помощи. Вспомните слова врача: «Я боюсь. Я боюсь за себя. Я боюсь, что средств может хватить не на всех и не на весь срок работы» и помогите. Не можете помочь деньгами?

Тогда послушайте врача-анестезиолога-реаниматолога: «Вы все скучаете на самоизоляции? Люди, сидите дома».  Это тоже помощь!

 

 

Нелли Закирова: "Какое же это наслаждение – дышать, просто дышать"! #ПОМОГИВРАЧАМ

 

 

Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии