Мир

Как и почему Монголия одолевает COVID-19

Поделиться:

 

 

На фоне глобальной пандемии Монголия остаётся островком покоя. 12 мая количество инфицированных в стране составляло всего 42 человека и не унесла пока ни одной жизни. В мире заговорили о загадочном «монгольском треугольнике» – огромной территории в Центральной Азии, оказавшейся для вируса неприступной крепостью.

 

Почему Монголия одолевает COVID-19Правда, 13 мая в «треугольнике» произошла вспышка: заболело сразу 56 человек. Все они вернулись в Монголию из-за границы – в основном это курсанты, обучавшиеся в наших военно-учебных заведениях. Но это пока не меняет общую картину, резко отличающуюся от общемировой: в Монголии почти все случаи заболевания – привозные, внутри страны болезнь не передаётся, а летальных исходов удаётся избежать.

 

Несведущие люди говорили: мол, Монголия – маленькая страна (3,2 миллиона жителей), население крайне редкое, поэтому и вирус не распространяется. Но это не так. Полтора миллиона монголов живут в столице страны Улан-Баторе с плотностью населения не меньшей, чем в любом другом миллионнике. В Боснии с такой же численностью населения 15 мая было 2218 заболевших, в Литве (2,7 миллиона) – 1534, в Словении (2 миллиона) – 1464, и даже в Исландии, где в девять раз меньше жителей, чем в Монголии (0,36 миллиона) – 1820! И во всех этих странах, к сожалению, есть погибшие.

 

Почему Монголия одолевает COVID-19Так или иначе, первую волну пандемии Монголия отразила успешнее всех остальных стран мира. Как это получилось у малонаселённой и небогатой страны, объясняется очень просто. Монголия первой в мире закрыла границы – ещё 27 января, в то время как в Европе, России и США первые попытки такого рода начались на месяц позже, а реальное закрытие началось только в середине марта. В Монголии даже отменили самый любимый праздник Цаган Сар – Новый год. Уже в феврале мобилизовали медиков и ограничили передвижения между населёнными пунктами. Монголия ещё и помогает соседям, страдающим от пандемии. В марте монголы подарили приграничным поселениям Китая 30 тысяч баранов, а в апреле гуманитарная помощь из Монголии прибыла в Россию: Иркутская область и Бурятия получили 1 миллион тонн мяса и медицинские маски.

 

В общем, успехи страны в отражении пандемии понятны. Ничего нового и революционного там сделано не было. Секрет прост: монгольская власть действовала против заразы быстро и решительно. Президент и правительство не метались между разными группами консультантов, рекомендовавших совершенно разные вещи, и немедленно исполняло рекомендации. Налицо – мобильность власти и эффективность исполнения решений.

 

Почему Монголия одолевает COVID-19Загадка монгольского успеха в одном: почему маленькая и бедная страна смогла столь быстро отреагировать на вызов пандемии. Этот вопрос касается системы, и, если хотите – идеологии власти. Во всём мире правительства мучились дилеммой: не вводить карантин – умрёт множество людей, а вводить – остановится экономика. Поэтому и тянули, сколько можно, в результате чего и люди умирали, и экономика всё равно остановилась. Поэтому во многих странах (в т.ч. в России) и вводили не карантин, а что-то половинчатое, и бросились отменять, не дождавшись спада пандемии (Испания, поспешив с отменой карантина, уже столкнулась с новым пиком заболеваемости). Монгольское руководство, закрыв границы, выбрало жизнь людей, пожертвовав экономикой (почти все товары, специалисты, строители – из Китая, так что эта мера была болезненной). Расчёт был на то, что мяса, молока и хлеба хватит надолго, так что голода не будет, а экономика… что ж, новую построим. Не в первый раз.

 

Почему Монголия одолевает COVID-19Тут уместно вспомнить историю 1989 г., когда на площади Улан-Батора впервые в истории вышли демонстранты, выступившие против однопартийной системы. В столицу была введена армия, в боевую готовность приведены силы ГРУ (единая спецслужба Монголии) и пограничники. Однако ЦК МНРП так и не отдал приказа о силовом подавлении демонстраций, а согласился на проведение многопартийных выборов. Советники из СССР были потрясены и спрашивали монгольских товарищей – неужели они не понимают, что теряют власть? А китайские представители в Монголии прямо требовали подавить протесты танками: незадолго до событий в Улан-Баторе в Пекине жестоко подавили демонстрации на площади Тяньаньмэнь, и китайское руководство очень опасалось распространения улан-баторских событий на Внутреннюю Монголию. Но монгольские товарищи отвечали: нас слишком мало, чтобы проливать кровь. Антикоммунистическая революция была бескровной, хотя, в отличии от Польши или Чехословакии, тамошним силовикам ничего не стоило ввести в столицу танки: оба великих соседа, СССР и Китай, только приветствовали бы такие меры. И никакие США и НАТО не вмешались бы: слишком далеко, границ нет, да и где, собственно, находится Монголия, в Вашингтоне и Брюсселе не очень представляли. С коронавирусом произошла похожая история: в первом случае жизнь людей была поставлена превыше удержания политической власти, во втором – выше экономической целесообразности.

 

Всё дело – в качестве власти в Монголии. Надо сразу оговориться: там присутствуют все безобразия, свойственные другим странам – например, коррупция, «серые» политические и экономические схемы и пр., хотя с ними ведётся довольно эффективная борьба. Так, Н.Энхбаяр, президент в 2005-2009 гг., был осуждён за коррупционную сделку по продаже госимущества и отправился в тюрьму. После падения социализма, ужасной разрухи 1990-х (связи с советскими предприятиями и организациями, на которых держалась монгольская экономика, прервались, и в стране буквально всё остановилось), после политических конфликтов и беспорядков 2008 г., в Монголии создана эффективная власть, ставящая на первый план интересы общества.

 

Почему Монголия одолевает COVID-19Например, перед новым, 2020 г. президент Монголии Х.Баттулга объявил не только о значительном повышении МРОТ, но и о списании пенсионерам всех долгов по кредитам. Госсредства в стране расходуются в основном на образование и здравоохранение. Учителя в Монголии получают втрое – вчетверо больше, чем в соседних регионах России, и десятки учителей из России уехали на работу в соседнюю страну. Едут и воспитатели детских садов: их зарплата в переводе на рубли составляет 70 тысяч (в Бурятии – 19 тысяч), да ещё бесплатно предоставляется жильё.

 

 

Разница между Россией и Монголией в Улан-Баторе видна невооружённым глазом. Люди, занимавшие высокие посты в правительстве, после выхода в отставку ведут жизнь обычных граждан: у них нет ни дворцов, ни зарубежной недвижимости; они спокойно ездят и ходят по улицам. Они не окружены охраной, не считают себя сверхчеловеками, и не воспринимаются так обычными людьми. Президент Монголии, помимо упомянутых выше социальных инициатив, известен тем, что он отказался от проживания в дорогой резиденции и обосновался в небольшом доме. Его кортеж пропускает пешеходов, переходящих дорогу по «зебре», а вообще обычно он на работу ходит пешком.

 

Почему Монголия одолевает COVID-19Какое всё это отношение имеет к коронавирусу? Самое прямое. Небольшой, мобильный и эффективный госаппарат Монголии научился чётко ставить перед собой задачи и оперативно их решать. Причём на первое место ставятся интересы людей – не потому, что в Улан-Баторе правят ангелы с крылышками, а потому, что этого требует сложившаяся система власти. Государству приходится очень чутко реагировать на запросы и мнения граждан, поскольку оно не имеет возможности вести пропаганду: органам власти Конституция запрещает владеть СМИ. Поэтому и выборы приходится проводить честно, и коррупционеров сажать, невзирая на должности, и социальной политике уделять первостепенное внимание.

 

Таков простой секрет успеха Монголии в борьбе с болезнью.

 

Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии