Интервью

“Хочу развивать уличную медицину в России”

Поделиться:

“История врача, который спасает тех, кому некому больше помочь” — об этом рассказывается в книге «Другая медицина». Совсем недавно она вышла из-под пера доктора Евгения Косовских – волонтера и создателя одноименного южноуральского проекта помощи бездомным. О своей работе, командировках и планах на будущее он рассказывает нашему корреспонденту Анастасии Свиридовой.

 

ВОПРОС: Евгений, поздравляю Вас, ведь теперь у проекта есть собственное помещение. Значит ли это, что в Челябинске появился новый социальный центр? Какую помощь в нем будут оказывать и кому?

КОСОВСКИХ: Пока это не социальный центр, у нашего проекта появился свой дом. До центра мы еще не дотягиваем, потому что помещению необходим глобальный ремонт. В настоящий момент мы можем сделать там волонтерские комнаты и выезжать оттуда с командой для оказания помощи. А уже через год планируем принимать бездомных, консультировать их, обследовать. Будет кабинет психолога и нарколога, ну, и помещения для того, чтобы привести себя в порядок: помыться, переодеться.

ВОПРОС: Где дом находится?

КОСОВСКИХ: Находится дом в районе ЧТЗ, на Марченко, 11–Б.

ВОПРОС: Но не все же смогут дойти до дома милосердия. Особенно бездомные с их недугами и болячками. Вы планировали брать автомобиль в аренду, чтобы оказывать помощь мобильно?

КОСОВСКИХ: С арендой автомобиля у нас возникли некоторые трудности, так как не все арендаторы готовы предоставить транспорт для помощи бездомным, ведь его придется обрабатывать антисептиками, выводить запах и так далее. Нынешний наш автомобиль в связи с заморозками очень часто ломается, так что трудности у нас начались с приходом зимы. Сейчас мы «кинем» клич на сбор средств, подадим на президентский грант, чтобы приобрести новый автомобиль.

ВОПРОС: С бездомными вы работаете уже давно. Некоторые откровенно не видят смысла в помощи этой категории людей. Мол, большинство сами выбрали такую жизнь, другую не мыслят. В вашей практике есть примеры реабилитации со счастливым концом?

КОСОВСКИХ: Конечно, у нас многие покинули улицы. Есть случай, когда человек просто присоединился к проекту год назад, мы его направили в больницу на операцию, а сейчас он просто приходит в гости, здоровый и веселый. Он уже работает. Также у нас есть люди, которые в общежитии устроились на работу, отказались от вредных привычек. Есть люди, которые уехали в другую область и трудятся на фермерских хозяйствах: кто-то пасет овец, кто-то убирает за животными. Там обычно предоставляют им питание, жилье и баню.

ВОПРОС: То есть вы верите, что такие люди не безнадежны?

КОСОВСКИХ: Нет, конечно. Просто для возвращения их к нормальной жизни необходимо длительное время. В России реабилитации, как таковой, нет. Важно не просто бездомных забрать и устроить на работу, как это происходит сейчас, а научить жизни в цивилизации: как правильно ходить в туалет, правильно мыться, грамотно выстраивать взаимоотношения.

У меня не было изначально цели за один выезд вернуть человека к прежней жизни. Идея была в том, чтобы оказывать первую медицинскую помощь для дальнейшей реабилитации. Если у бездомного обморожена нога, его никто не возьмет, больницы их тоже не принимают. И он ходит, бедолага, ни туда, ни сюда.

ВОПРОС: Вы недавно вернулись из командировки в Гватемалу. Расскажите, что там увидели? Там много бездомных?

КОСОВСКИХ: Бездомных в Гватемале практически нет, там все люди, как бездомные. То есть страна в бедствующем положении. В добавление к этому народ там очень религиозный. Благодаря своей вере, они ходят лечиться к шаманам, вместо таблеток принимают травы, у них нет скорой помощи, мало госпиталей. О больницах не идет речь, когда понимаешь, что во многих деревнях им просто нечего кушать, нечего надеть. Эта командировка перевернула мое сознание, я понял, что у меня бездомные намного чище, ухоженней, чем там местные жители. Поездка мне дала новые силы, я понял, что смогу что-то делать дальше, что я двигаюсь в правильном направлении и мой проект просто «офигенский». Мы действительно занимаемся хорошим делом. И оно теперь не просто хобби, а настоящая миссия.

ВОПРОС: Как вообще попали в Гватемалу? Почему решили туда поехать?

КОСОВСКИХ: Я знаком с основательницей клиники в Гватемале — врачом из Уфы. Мы с ней вели небольшую переписку, и я решился поехать в эту клинику. Тем более у них недавно появился УЗИ-аппарат (который, кстати, подарило посольство России), а мужского доктора не было.

ВОПРОС: Сколько человек было в группе?

КОСОВСКИХ: Мы ездили с волонтером Татьяной Авдеевой. Она приезжала на три недели, а я на пять.

ВОПРОС: Какие заболевания в Гватемале встречаются чаще всего? Отличаются они от привычных нам, россиянам, болячек?

КОСОВСКИХ: У них очень часто встречается сахарный диабет, потому что не хватает инсулина, он очень дорогой. Из-за диабета люди погибают на глазах. Мы привозили инсулин. Его доставляли также волонтеры из других стран. Мы выдавали пациентам инсулин и сахароснижающие препараты. В Гватемале есть такие заболевания, которые в России не часто встретишь, запущенные формы. Например, сифилис 3-4 степени, трахома глаза. У нас это выявляется на ранних стадиях благодаря медосмотрам, профилактическим осмотрам. У нас такие проблемы решаются на уровне области, а там они остаются нерешенными на уровне страны.

Сложности в том, что, когда человек — единственный работник в семье — по состоянию здоровья не может дальше работать, семья начинает «загибаться» от голода. А этого человека невозможно прооперировать, потому что найти нужно будет не только баснословную сумму, но и соответствующих специалистов. Много детей страдают клещевыми заболеваниями кожи. Если у нас 10-15 процентов школьников страдает от ожирения, то у них 95 процентов недоедают. Они питаются лепешками с глиной, так как больше нечего есть.

ВОПРОС: Видела ваш пост, где вы выкладывали фото детей, смотрящих мультики. Почему они делают это в госпитале?

КОСОВСКИХ: В клинике стоит ноутбук, и дети смотрят мультики по пятницам. Для них это вообще единственная возможность увидеть мультики на ноутбуке.

ВОПРОС: То есть госпиталь — не просто больница, это место притяжения местного населения?

КОСОВСКИХ: Да, клиника работает с жителями из местных деревень. Иногда волонтеры ходят в школы и читают лекции о гигиене: про то, что нужно мыть руки после общения с собаками, после улицы и перед едой. Местное население постоянно приходит в госпиталь к европейским волонтерам за советами. Правда, общаться с ними можно только на испанском.

ВОПРОС: Как вы общались?  С помощью переводчика?

КОСОВСКИХ: Первое время общались через переводчика. Но определенная база у нас была, потому что перед выездом немного изучали язык. Переводчик был один, не всегда мог нам помочь. Поэтому буквально через неделю я уже заполнял самостоятельно карты: фиксировал жалобы, выписывал лечение. Но сложность была в том, что написать мало, необходимо было это все объяснить пациентам. Сказать «таблетку утром и вечером» в Гватемале недостаточно. Многие местные жители даже не знают, что такое таблетка и как ее принимать. Нужно рассказать им, для чего такое лекарство, как его хранить, как правильно глотать. Многие люди в Гватемале даже не знают, как правильно мерить температуру. Там такой прошлый век. И это не потому, что они отсталые, а потому что очень религиозные и тяжело воспринимают цивилизацию. Поэтому необходимо было еще подход к ним найти, чтобы убедить, что это важно, приходилось работать с каждым пациентом.

ВОПРОС: Вы недавно выпустили книгу «Другая медицина». О чем в ней рассказываете?

КОСОВСКИХ: О людях, которые приходят в наш проект, о своих впечатлениях, опыте. В ней есть раздел о бездомных, отдельный раздел о волонтерах, которые рассказывают от своего лица, что они увидели за время участия в проекте, есть обо мне самом.

ВОПРОС: Планируете ли продолжение? Может, что-то о Гватемале?

КОСОВСКИХ: Вообще, конечно, рассказать есть многое еще о чем. В книгу вошел только выезд в Чехию, а у нас были выезды еще в Германию, в Гватемалу. Но пока у меня нет такой возможности, нужно какое-то время, чтобы ко мне это пришло, чтобы я смог написать.

ВОПРОС: А какова цель поездок в Германию и Чехию? Такие же миссии, как в Гватемале?

КОСОВСКИХ: Я ездил в Чехию и Германию по обмену опытом, участвовал именно в тех проектах, которые занимаются бездомными.

ВОПРОС: Там это развито?

КОСОВСКИХ: У них очень развита уличная медицина. Именно этим я хочу заниматься –  развить уличную медицину в России. У нас пока ее не существует официально, на нее не дают лицензию, ничего не понятно. Скорая помощь не может брать на себя проблему бездомных, это большая нагрузка. Необходимо создавать отдельное ответвление. Кроме того,  я на месяц ездил в Индию, работал в клинике в джунглях.

ВОПРОС: Настоящее путешествие «другой медицины». Какие проблемы увидели в Индии?

КОСОВСКИХ: В Индии увидел детей с хвостами, людей, страдающих проказой. Наша клиника находилась недалеко от района прокаженных, то есть люди с проказой обязательно отселяются в определенные районы. Как у нас 101-й километр, так у них больных высылают в джунгли, это прямо отдельные деревни. Проказа очень сильно изменяет фигуру лица, кожу — очень страшно, когда ты понимаешь, что это не фильм ужасов, а ты это видишь вживую. Нам было запрещено туда ходить, было запрещено фотографировать, у нас проверяли телефоны, фотографии удалялись. Мы только выдавали больным лекарства: у нас была специальная полоса, которую нельзя было пересекать. Мы оставляли лекарства, а они их позже забирали. Контактировать с ними было запрещено.

ВОПРОС: Во избежание заражения?

КОСОВСКИХ: Да, проказа передается воздушно-капельным путем. Холера там в порядке вещей. У нас, если хоть у одного человека обнаружат холеру, весь город закроют на карантин.

ВОПРОС: Кем были ваши пациенты в клинике?

КОСОВСКИХ: Обычно это было деревенское население, потому что в Индии бесплатной медицины нет, государство выделяет 1-2 доллара в год на человека, на эту сумму можно купить 3 бинта максимум. А эта клиника организована индийским врачом, который бесплатно выдает больным препараты, оказывает помощь. И у меня появилась мысль как-то помочь и  открыть там еще один госпиталь, но уже от России¸ но пока очень много сложностей на оргуровне…

ВОПРОС: Почему так?

КОСОВСКИХ: Прежде всего, потому что общественное мнение не однозначно настроено к нашим инициативам. Когда я уехал в Гватемалу, в мой адрес полетели упреки: а как же наши больницы, почему в наши районные больницы не поехать?! Но люди же не знают, что я даже для своей дипломной практики специально работал в районе, чтобы поддержать пациентов и врачей. Я не остался в дорогой челябинской клинике, специально поехал в глушь, чтобы помочь. Люди об этом не знают, но сразу начинают обвинять. Сначала они негодовали, почему мы помогаем бездомным, а не бабушкам, животным или детям, а потом уже были согласны на бездомных, но русских, только не уезжайте никуда.

С одной стороны, люди правы, дома у нас много еще проблем. Я делаю, что могу. Но чувствую, что необходимо выходить и на другие страны, где моя помощь необходима, где нет воды, электричества. Очень тяжело видеть, как у мамы на руках погибает ребенок, а ты ничем не можешь помочь. Это невыносимо наблюдать!

Фото предоставлено vk.com / Другая медицина.

Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии