Генерал vs Журналист

Насилие как болезнь

Поделиться:

Псковская область, Ульяновск, Москва – это далеко не полный перечень мест, где в последние время школьники прямо в классах избивали своих педагогов. Снимая расправу над пожилой учительницей на телефон, один из очевидцев комментировал: «Гляди, как он ей вшырил». Он – это московский 8-классник, нанесший несколько ударов по лицу своему педагогу по физике. Ролик и комментарии, естественно, тут же попали в соцсети, набрав рекордные просмотры. А что еще у нас может собрать аудиторию?! Что происходит, спросите вы? Мы вырастили поколения, для которых стало вполне допустимым понять руку на женщину, более того, на пожилую. На Учителя… Вот мы и доехали…

ВАСИЛЬЕВ Петр: Три случая, все февральские,  и как под копирку. В Лавровской гимназии в Печорском районе (Псковской области) в одном из 10-классов произошел конфликт между учеником и педагогом. В соцсетях было распространено видео. Мы умышлено их не размещаем – не хотим тиражировать неприглядные факты насилия.

Насилие как болезньНа нем видно и слышно, что происходит в классе: шум, смех, выкрики, какие-то ученики уже за дверью. Сидящий на задней парте подросток слушает музыку, качается на стуле, поджигает зажигалку и препирается с учителем, сделавшим ему замечание. Не выдерживая откровенной наглости ученика, педагог выдергивает из-под него стул, парень падает. Дальше он поднимается и несколько раз бьет кулаками педагога по лицу. Тут уже на пол падает женщина…

Второй кошмарный случай в Ульяновске – школьник прямо на уроке ударил ножом учительницу математики. Причем, судя по профилю подростка в соцсетях, за оружие он взялся явно неслучайно.

И, наконец, третий: московский восьмиклассник жестоко избил своего классного руководителя Ирину Лукьянову. Во время урока учитель выдернула наушники из ушей у подростка, на что тот ответил педагогу ударами в лицо.

Вопрос прежний: что происходит? Кого вырастили?!

Насилие как болезньСАВЧЕНКО Евгений: Напряженная социально-экономическая ситуация в стране провоцирует высокий уровень агрессивного поведения и депрессивных настроений в обществе. Это отражается и на уровне насилия в отношении детей и взрослых, в том числе в отношении учителей и медиков. Исследования специалистов показывают, что в России более 60% учащихся и свыше 70% педагогов непосредственно в образовательных учреждениях сталкивались фактами травли и насилия. Нередко жертвами неадекватного поведения становятся работники медицинских учреждений. В первую очередь это касается врачей карет скорой помощи.

В тоже время объяснять высокий уровень насилия в стране исключительно причинами низкого уровня качества жизни населения неправильно. В обществе наблюдается серьезный кризис культуры поведения, общения, воспитания. У многих ценностные установки (часто эгоистические и потребительские) подменяют духовно-нравственные и моральные устои. В моем понимании ценности – это то, что имеет цену, а, значит, является предметом купли-продажи. В тоже время устои (скрепы), проверенные историей и основанные на мудрости обычаев, традиций и культуры – это основа комплексной безопасности человека и общности людей в целом.

Насилие как болезнь

До сих пор не могу принять тот факт, что законодательно функцией воспитания наделены лишь родители и законные представители ребенка. При этом образовательным учреждениям отведена роль помощников в воспитании детей, а главным мерилом качества учителей являются показатели соответствия знаний учащихся образовательным стандартам.

ВАСИЛЬЕВ Петр: Как бы воспитывать уже не оказалось поздно?! Похоже, эти поколения в значительной своей части не понимают ни что такое хорошо, ни что такое плохо. Для них не существует морально-нравственных принципов, табу, запретов. Эти выводы, увы, я делаю ровно из многочисленных эпизодов, подобных тем, которые привел в качестве примеров, анализируя поведенческие модели подростков и пытаясь понять их мотивацию. Она, к великому сожалению, до нельзя примитивна – культ хамства, силы и полнейшая бесцеремонность. Сдерживающие центры отключены начисто. Остановить или сдержать их может только еще более грубая физическая сила или страх с ней столкнуться. Это замашки дворовой шпаны. И эти замашки овладели обществом… значительной его частью.

САВЧЕНКО Евгений: Выскажу спорное, но свое суждение. Государство обязано воспитывать своего гражданина, сочетая комплекс стимулирующих и карательных мер воздействия. И наряду с родителями, дошкольные и школьные образовательные учреждения должны выступать значимым инструментом воспитания ребенка. Тем более, что значительное количество родителей сегодня не живут, а выживают и потому не уделяют должного внимания детям. Бывает наоборот. Когда в условиях интенсивной работы, родители с высоким уровнем доходов просто откупаются от ребенка, фактически не уделяя ему внимания, не окружая его личной любовью и заботой.

Уверен, что статус УЧИТЕЛЯ – лица воспитывающего и наполняющего знаниями и полезными навыками ребенка – требует особой государственной поддержки, как материальной, так и социальной. Это особо выделил в послании Федеральному собранию Президент России Владимир Путин в январе текущего года, говоря, что «современная школа – это современный учитель, его высокий статус и общественный престиж». Он подчеркнул, что классный руководитель «это воспитатель, а это все-таки федеральная функция», которая требует введения специальных доплат из средств федерального бюджета.

Насилие как болезньВАСИЛЬЕВ Петр: Общероссийский профсоюз педагогов предложил штрафовать за оскорбление учителей. Как пишут «Известия», родители хулиганов могут заплатить от 500 до трех тысяч рублей, а в случае нападения на педагога — до пяти тысяч рублей.

Честно сказать, кроме как насмешкой, назвать эти меры язык не поворачивается. Хотите пресечь эту вакханалию вводите штрафы по 300 – 500 тысяч рублей, при повторном инциденте в 1 миллион и более. Тогда, может быть, в каких-то головушках хоть какие-то мысли начнут появляться. Вы скажите, у многих семей таких денег нет и не будет. Так есть принудительные работы. Получит отец, отчим или мать этого «красна молодца» 20 – 40 часов исправительных работ, наверное, задумается над воспитаем своего отпрыска.

А пока наши методы напоминают мне детскую игру в «шейки-головы». Это когда один из играющих рисует, например, голову птицы, заворачивает листок и передает другому. Тот, не зная, что там нарисовано, должен пририсовать что-то свое… и так до самых ножек. Потом, когда лист разворачивают, все смеются над полной нелепицей. Разница только в том, что у нас рыдать в голос хочется!

САВЧЕНКО Евгений: Помню, несколько лет назад, посещая один из детских домов Челябинской области увидел, как педагог пришивает пуговицу на кофте стоящей рядом девочке подростку. Удивился. Спросил директора, почему подросток сама не пришьет себе пуговицу. Ответ шокировал. Оказывается, это могут расценить как незаконное использование детского труда и наказать воспитателя и руководителя учреждения социального обслуживания. По аналогичной причине во многих школах учителя боятся просить детей навести порядок и убрать мусор в классе, вытереть тряпкой классную доску.

К примеру, в Японии воспитание физическим трудом – уборка в школе, в классе, в саду школы, – абсолютно нормальное явление. Труд – важный элемент воспитания личности, который вполне приемлем в школе. Естественно при соблюдении оговоренных правовым актом требований.

В тоже время очень осторожно отношусь к инициативам ужесточить административную и уголовную ответственность за проявление неуважения и насилия по отношению к учителям. У нас сегодня в Уголовном и административном кодексе есть немало статей, предусматривающих ответственность виновных лиц, но не используемых в правоприменительной практике, ввиду отсутствия внятных требований и условий для фиксации наказуемого деяния и сбора доказательств вины. В том числе и есть целый перечень нормативных актов, предусматривающих ответственность (наказание) для учащихся, их родителей, но редко применяемых на практике. Исключение, очевидные факты трагедий или ставшие достоянием гласности свидетельства насилия и оскорблений, фиксируемые посредством современных гаджетов и распространяемые в сети интернет.

Насилие как болезньВАСИЛЬЕВ Петр: Насилие все больше становится рутинной частью нашего бытия, нашей жизни. Посмотрите на насилие в отношении медиков, примеров масса, когда разъяренный пациент набрасывается с кулаками на врача. Насилие в отношении журналистов, выполняющих свой профессиональный долг. В отношении детей, женщин. Насилие на дорогах. Примеры кругом, вокруг нас. Насилие, как это ни прискорбно, стало обычной частью нашей жизни. Вот это надо искоренять. Не бороться с одной или парой таких злодейских проявлений. А искоренять насилие из обихода как таковое. Возрождать общий культурный уровень общества.

САВЧЕНКО Евгений: Помню рассказ одного из руководителей Челябинского областного суда, когда он в США присутствовал на судебном процессе, где рассматривали материалы дела за хранение наркотиков. Ключевым свидетельством вины подсудимого (наряду с изъятым у него наркотиком) было показание полицейского, который задержал преступника. Уже после процесса гости из России спросили американского судью, почему он не поставил под сомнение слова полицейского. И тот ответил, что этот человек наделен особым доверием государства и у него не было оснований ему не доверять.

Если таким доверием будет обладать российский учитель, уверен, что УЧИТЕЛЬ в стране превратится в особую касту неприкасаемых и уважаемых людей. Но если оставаться реалистом, важно на деле принимать конкретные комплексные меры повышения престижа учителя-воспитателя, в том числе и снизив неоправданно высокий объем бюрократической отчетности педагога, в которую сегодня погружен российский учитель. 

ВАСИЛЬЕВ Петр: Процитирую депутата Законодательного собрания Челябинской области от партии «Справедливая Россия» Ольгу Мухометьярову, она, на мой взгляд, увидела первопричину проблемы:"Не виноватая я, он сам пришел!"

«Можно долго рассуждать о том, что происходит в системе образования и здравоохранения, но первопричину я вижу в отсутствии должного финансирования и разрушении советских практик. Общество пожинает плоды проведенной оптимизации, превратившей врачей и учителей из мыслителей-интеллектуалов в исполнителей бездарных инструкций и указаний. При этом, медицинские работники и педагоги сами согласились на предложенные условия, фактически обрекая себя на большие нагрузки, низкие зарплаты и растущие претензии граждан, одной из форм которых является агрессия».

 

 

А вот позиция нашего колумниста Натальи Альбрехт:

Насилие как болезнь«В последнее время часто возникают ситуации проявления насилия в отношении врачей и учителей. Это, скорее всего, следствие умаления частью населения значения педагогических и медицинских работников в обществе. Между тем, мы ведь доверяем учителям и врачам самое дорогое, что у нас есть, — наших детей и наше здоровье. И быть педагогом или врачом – на мой взгляд, больше призвание, чем профессия. Поэтому наряду с ужесточением ответственности за подобные деяния, которое обсуждается последнее время, считаю необходимым воспитывать с детства и прививать уважение к этим нелегким профессиям. С другой стороны, подобные проявления агрессии – это конфликт, и нужно учить специалистов психологическим аспектам выхода из конфликта, тому, как предупреждать возможные конфликтные ситуации».

 

 

И, наконец, позиция Алексея Ширинкина, руководителя Аналитической группы «Монитор» (Челябинск):

Насилие как болезнь“Не только работники социальной сферы, но и сотрудники всех служб, предполагающих непосредственный контакт с населением, традиционно относятся к «группе риска» с повышенной виктимностью, угрозой стать жертвой агрессии недовольного или неадекватного посетителя. Это системный фактор: фактически, они помещены «между молотом и наковальней», между государством, не очень способным реализовать условия ожидаемого уровня качества жизни, и обществом, этим обстоятельством очень недовольным. Выход очевиден, и он не в правовой сфере, никакого волшебного универсального решения нет: законодательно невозможно запретить социальную реальность. Выход в медленной, но важной работе: развитии культуры общества, снижении в нем уровня агрессии, повышении статуса работников социальной сферы, восстановлении доверия между государством и обществом”.

 

Со своей стороны, добавлю: насилие в обществе  – это болезнь, а болезнь надо лечить!

Как лечить? Нужен комплекс мер. Во-первых, просто штрафами, тем более, смехотворными в 3 – 5 тысячи рублей, проблему не решить. Нужна прогрессивная «штрафная шкала» и суммы должны быть, как говорится, «не детские» – до 1 миллиона рублей.

Во-вторых, к лицам, поднявшим руку на учителя или врача, должны применяться наказания в виде принудительных исправительных работ, если ответчик не проходит по возрасту, например, меньше 14 лет, эти меры должны действовать в отношении его родителей.

Третье, Государственная Дума должна задуматься и безотлагательно инициировать рассмотрение закона, обеспечивающего учителям и врачам защиту не меньше, чем работникам правоохранительных органов при исполнении.

И, наконец, самое главное: с состоянием общей культуры в обществе пора наконец что-то делать. Потому что никакие законы, даже самые драконовские, ее не заменят…

 

Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии