Интервью

Мистика и эмоции картин из песка

Поделиться:

Рисование песком — одна из самых древних техник, но вот песочная анимация — одно из самых молодых видов искусства. Сегодня из сыпучего материала мастера создают не просто картины, а целые мультипликационные фильмы. Но и это уже вчерашний день, по словам художника и режиссера авторского театра Света и Тени «Солнечные часы» Владемира Дергача. Он уверен, будущее песочной анимации на театральной сцене. Симбиоз искусства действия и зрительного образа мастер вместе с супругой начал в родном Челябинске. Потом были Москва и Санкт-Петербург… 

Наш корреспондент Анастасия Свиридова встретилась с участником уникального творческого коллектива.

ВОПРОС: Владемир (это не опечатка), Вы один из создателей единственного в мире театра, где на одной сцене смешиваются Свет, Тень и песочная анимация. Вы решили объединить эти направления, потому что оба из них корнями уходят в древность? Наверняка, когда-то, еще до появления наскальной живописи, они существовали вместе. Действительно ли и театр и анимация могут похвастать античной историей?

ДЕРГАЧ: Не совсем так. Песочная анимация — это потомок теневого театра, потому что мы снимаем не песок, а тень от песка. Почему мы и взяли его на вооружение. Я бы назвал теневой театр самым древним, а этот — самым молодым видом искусства. Он возник благодаря техническим возможностям: видеокамерам, проекторам. Как мультипликация этот вид искусства появился в семидесятых в Канаде. Есть такая мультипликатор Кэролайн Лиф, ее считают основателем, потому что она подошла к песочной анимации, как к самостоятельному течению. Одним из ее первых мультфильмов было произведение по мотивам «Превращения» Кафки, когда человек превращается в насекомое, ползает, бегает. Это был гениальный мультфильм, она пространственно отобразила переходы от сюжета к сюжету. Но после этого популярность анимации несколько спала, и стала набирать обороты уже в середине двадцатого века в Европе. Одним из первых мастеров – родоначальников современной анимации называют венгра Ференца Чако, после него начинают возникать другие художники, но их было всегда мало. В Россию песочная анимация проникла около восьми — десяти лет назад.

 

 

ВОПРОС: То есть совсем недавно…

ДЕРГАЧ: Да, недавно. Самая, конечно, выделившаяся из художников — Ксения Симонова, потому что она считается одним из художников мирового уровня. Но у нее больше социальная направленность: она помогает больным детям, создает про них ролики. У нее гравюрный стиль рисования, или как его еще называют «по-черному».

 

ВОПРОС: Что это знает «по-черному» и чем отличается от «белого»?

ДЕРГАЧ: «По-белому» — это стиль, при котором на светлом экране идет насыпание песка. Мне больше нравится «по-белому», я сам, в основном, рисую именно так. Это придает картине легкость, утонченность своего рода. А «по-черному» или «по-темному», — это стиль, при котором мы на насыпанном песке расчищаем линии. Такое рисование мне не близко, но Ксения очень хорошо работает именно в нем. Обучая своих воспитанников, я как раз начинаю их обучать «по-черному». Это для ребенка лучше.  

 

ВОПРОС: То есть рисование «по-черному» проще, верно?

ДЕРГАЧ: Да, проще пальчиками рисовать, чем насыпать песок. Но это, если разговор касается преподавания. Я сейчас довольно глубоко в это погрузился. Много сегодня делаю в он-лайне.

 

ВОПРОС: Реально обучать детей песочной анимации он-лайн?

ДЕРГАЧ: Много в он-лайне не сделаешь, потому что не у всех есть специальное оборудование: столы, песок. Но у меня есть специальные программы, где не нужны ни песок, ни стол.

 

ВОПРОС: Учитывая довольно современные материалы для работы, мы можем сделать вывод, что песочная анимация в мире живописи новичок.

ДЕРГАЧ: Да, это один из самых молодых видов искусства. Сейчас в России это направление очень популярно, даже возникло понятие школы: украинская, питерская. Но это определение негласное, конечно же, оно нигде не прописано.

 

ВОПРОС: Чем отличаются эти школы между собой? Например, что определяет мастеров питерской школы?

ДЕРГАЧ: Это сложно описать, я больше это интуитивно чувствую.

 

ВОПРОС: Вы себя к какой относите?

ДЕРГАЧ: Я, наверное, больше к питерской. Хотя, если честно, не могу сказать, что я к какой-то школе отношусь. У меня самостоятельное направление — театральная песочная анимация. Я был на фестивалях, видел, как работают участники. Кстати, отмечу коллег из республики Беларусь. Но все они не являются самодостаточной песочной анимацией, больше как история, которая иллюстрирует что-то. А у меня идет привязка к театру, то есть сценическое действие плавно переходит в песок, песок — в театр. В процессе спектакля песок насыпает главный герой Пиросмани, роль которого я исполняю в спектакле «Судьба Художника». Поэтому я не могу сказать, что я к какой-то школе отношусь, я, скорее, сам эту школу формирую.

Судьба Художника (Нико Пиросмани) Театр Солнечные Часы.mp4 (322127634)

ВОПРОС: Расскажите, как вы к этому искусству пришли, раз оно такое молодое? Как услышали о нем и начали заниматься?

ДЕРГАЧ: Мы с супругой уже 28 лет занимаемся театром теней. Но в какой-то момент, когда появился скоростной Интернет (лет 8-10 назад), мы увидели песочную анимацию на одном из телешоу. Это была очень яркая работа про войну, заставляла плакать. Мы посмотрели, нам понравилось. А потом стали размышлять, можно ли соединить театр теней и анимацию. Потому что у нас была проблема с популяризацией театра теней. Он очень специфичен: во-первых, людям долго объяснять, что это такое, во-вторых, он не может быть показан на широком экране (это связано с определенными техническими возможностями). И мы решили, что песочная анимация «паровозом вытянет» театр. Собственно, так и произошло. Мы начали учиться, где-то два года я работал: репетировал, показывал наработки на публике.

Это проект по сказкам Козлова.mp4 (36512492)

ВОПРОС: Но искали технику и свой стиль интуитивно, ведь ни учебников, ни пособий не было?

ДЕРГАЧ: Я учился «на руках», у мастеров. Сначала я вычислил, кого можно считать профессионалом. Стал смотреть на них в Интернете и впитывать их знания. Сейчас, когда я учу детей, очень часто использую данную технику. Одна из методик обучения — просмотр работы мастеров. Я эту методику перенял из музыкального образования. Когда занимаешься музыкой, то слушаешь хорошие голоса, связки принимают правильное положение, после чего процесс пения значительно облегчается. Так и в ситуации с песком. Руки просто начинают привыкать к движениям профессионала, а значит, впоследствии повторить их будет проще.

ВОПРОС: Популярна ли песочная анимация среди художников? Много у нас мастеров?

ДЕРГАЧ: Да, лет 5 назад стали массово открываться школы песочной анимации. Люди учатся, потом стараются этим зарабатывать. Но иллюзия того, что это своего рода «легкие деньги» манит мастеров. Они начинают работать без особого опыта и художественного концепта. Так что сегодня песочная анимация не самого высокого качества заполнила корпоративы, свадьбы. Как я отличаю хорошую анимацию от недостаточно профессиональной? Очень просто: талантливая анимация всегда оставляет след автора, потому что в ней есть почерк, она идентифицирует каждый предмет (это  этот слон, а не просто какой-то абстрактный, обезличенный). То есть сегодня в песочной анимации появилась небрежность.

 

ВОПРОС: То есть анимация без конкретной истории, без багажа за плечами — это плохая анимация?

ДЕРГАЧ: Да, это просто знак. Конечно, существуют художники-символисты, но не все же. Поэтому становится скучно смотреть, наблюдается профанация песочной анимации как искусства.

 

ВОПРОС: Вообще мы можем назвать песочную анимацию искусством? Или же ее больше определяют как ответвление анимации?     

ДЕРГАЧ: Официально песочной анимации как искусства не существует. Она признана на бытовом уровне, среди художников. На мой взгляд, она уже достойна, чтобы о ней говорили как о полноценном виде. Сначала это был спорный вопрос, потому что песочная анимация появилась как подвид анимации. Но потом художники стали понимать, что возможности песочной анимации ничуть не меньше возможностей живописи, например. Потому что нарисовать песком можно все.

ВОПРОС: Совсем нет сложных элементов? А мелкие детали, например?

ДЕРГАЧ: В песке все «упирается» только в собственные возможности: техничность, опыт и еще в свойства материала (исполнение зависит от песка).

 

ВОПРОС: Какой песок лучше выбрать?

ДЕРГАЧ: По сути, чем мельче песок, тем лучше. Вообще, для рисования чаще всего используют вулканический, речной, морской и кварцевый. Я пишу картины последним. Морской песок можно увидеть в работах израильской художницы Иланы Яхав. Ее техника обусловлена материалом, который она использует. Благодаря морскому песку у нее обобщающие картины, потому что мелкие детали прорисовывать ей сложно. А, например, другой художник Артур Кириллов, долгое время использовал речным песоком. А я рисую кварцевым, потому что по-особенному отношусь к минералам, считаю, что они обладают некими мистическими свойствами. Они способны впитывать энергию.

 

ВОПРОС: Хотите сказать, что песок передает Ваше внутреннее состояние?   

ДЕРГАЧ: Мне просто приятнее думать, что песок имеет какую-то память, обладает мистическими свойствами.

 

ВОПРОС: Вы не смешиваете песок? Потому что, готовясь к интервью, я читала, что многие художники находятся в постоянном поиске идеального состава материала. У них даже существуют собственные рецепты, которые они никому не раскрывают.

ДЕРГАЧ: Я такого не слышал, мне нужно почитать. Я обычно рисую одним песком, тот который мне нравится. Его сложно найти, но с ним приятно работать.

 

ВОПРОС: Много песка улетает в процессе создания произведения? Я слышала, что до стакана материала оказывается на полу. 

ДЕРГАЧ: Нет, я очень бережно отношусь к материалу. Когда я рисовал в Челябинске, меня очень хвалили уборщицы, говорили, что «после вас ничего не остается». Я к песку отношусь как к продолжению своего ума, поэтому пытаюсь его сохранять. У меня, может, если и улетало со стола, то 2-3 ложки.

 

ВОПРОС: Следовательно, смею предположить, что для того, чтобы заниматься песочной анимацией, не обязательно быть художником?

ДЕРГАЧ: Идеальный вариант — быть художником. Но, когда я преподаю, говорю, забудьте, что вы художник. Как только научитесь рисовать песком, можете снова вспомнить об этом. Если не отказаться от этих мыслей, то в процессе обучения будет хотеться все бросить, взять карандаш и начать писать. А вообще, человеку не обязательно быть художником, но способности к рисованию у него, конечно, должны быть. И часто я сталкивался с такими ситуациями, когда многие вещи у людей получались лучше песком, чем карандашом.

 

ВОПРОС: Я знаю, что первый Всероссийский фестиваль песочной анимации прошел в две тысячи четырнадцатом году. Но международные конкурсы у нас не на слуху. На ваш взгляд, какое будущее у данного искусства? Вы говорите, что сейчас ажиотаж на спад пошел.

ДЕРГАЧ: Не могу сказать, что песочная анимация сегодня стагнирует, но развитие притупилось, не такого полета, как раньше. Она просто ждет какого-то нового всплеска. Пожалуй, больший вектор сегодня идет в сторону театрализации. То чем мы занимаемся, на мой взгляд, имеет развитие и перспективы.   

 

Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии