Мир

Искусственные квоты или расизм наоборот

Поделиться:

 

 

 

 

Я совсем не политик. Хотя и за равенство. И против притеснения прав меньшинств. Но вот смотрю один фильм за другим, пытаясь уйти от реальности в беспроблемный веселый мир, а не выходит. Возникает вопрос: как далеко может зайти политкорректность? Главное, насколько она искренна?

 

 

«Hollywood»: черным не пробиться. Но тут в игру вступает Элеонора Рузвельт: «Дайте шанс этой актрисе, и вы сумеете повернуть ход истории». И, конечно, черная актриса оказывается самой талантливой.

Искусственные квоты или расизм наоборот

«Bridgerton»: Черный герцог, черная королева. Такое черно-белое кино. Не могу сказать, что это смотрится естественно, когда речь идет о высшем британском обществе начала 19 века. И можно было бы считать, что  появление темнокожих актеров среди британской знати – лишь дань их таланту, если бы не «Ты понимаешь, все изменилось, потому что король влюбился в одну из нас» (да, свадьба Принца Гарри и Меган Маркл – тому пример). О чем это говорит? О том, что мы все-таки должны обратить внимание на социальный подтекст. Многие темнокожие актеры возмущаются, когда им предлагают играть слуг, а не господ. И вот вам ответ: самая привлекательная невеста в сериале – темнокожая Марина.

Искусственные квоты или расизм наоборот

«The Prom»: девочку-лесбиянку не пускают на выпускной вечер с подругой. На помощь ей приходит тяжелая артиллерия – звезды Бродвея в исполнении Мэрил Стрип и Николь Кидман. Зачем приходят? Защитить ее? Не совсем. Их шоу провалилось, и они ищут, на какую бы «тему сесть», чтобы провести шумную PR-кампанию. Бедность? Всемирный голод? Переработка отходов? Не потянем. А вот ЛГБТ – то, что нужно!

В общем, внедрение в мозги темы притеснения меньшинств становится чрезмерным. И далеко небескорыстным. Вся жизнь – это распределение привилегий. И сегодня эти привилегии получают люди с темным цветом кожи и (не в такой мере, конечно) другие меньшинства. Они признаются заведомо талантливыми, заведомо правыми, даже если нарушают законы, пересекая границы чужих стран, даже если громят магазины и издеваются над другими людьми, преимущественно, белыми, даже если занимаются нарочитой пропагандой своего движения.

Почему? Кому все это нужно? Кто «пилит» на этом деньги? Кто продвигает интересы одной стороны? Ведь любви к белым со стороны черных не наблюдается. Или режиссеры – всемирные режиссеры, режиссеры жизни – не проявляют должной убедительности, чтобы показать ее?

 

Искусственные квоты или расизм наоборот
Нина Симон в документальном фильме ‘What Happened, Miss Simone?’

Нине Симон в документальном фильме «What happened, Miss Simone?» говорят: «У тебя слишком большой нос, слишком пухлый рот и слишком темная кожа».

Но, заметив ее талант, Нину берется обучать белый учитель. И каким добром отвечает Нина? «Вы готовы? Вы готовы крушить белый мир? Вы готовы поджигать здания? Вы готовы убивать, если нужно?». Это не чей-то пересказ. Фильм документальный и это говорит она сама, на сцене. Она мстит за свое несчастное детство, когда ее родителей не пускали в первый ряд на ее концерте. Она хотела стать первой черной классической звездой-пианисткой. Она тарабанила по 7 часов в день на пианино. Но ведь Нина Симон стала звездой. И она получила славу и деньги благодаря своему труду. А потом, приобретя известность и влияние, вышла на сцену и… что она стала провозглашать? Трудитесь, как я, и будете успешными, как я? И благодарите тех, кто вас обучил? Нет – смотрите выше. Готовьтесь поджигать и убивать…

Темнокожие всего мира выходят на улицы с заявлением BLM. А что происходит, если белый заявляет, что жизнь каждого, в том числе и его, имеет значение? Всё просто: его увольняют с работы, объявляют расистом и далее в том же духе.

И где же равенство? Или мы просто переворачиваем пирамиду? Просто так, чтобы заработать дивиденды на модной теме?!

Скажем прямо, идея всеобщего равенства – это утопия. Или же нет?! Но привилегии есть и были всегда. Они достаются либо талантливым, либо богатым, либо по рождению, либо чиновникам…

Искусственные квоты или расизм наоборот
Дюк Эллингтон. Duke Ellington – Black and Tan Fantasy

Дюк Эллингтон не говорил, что его притесняют. Майлса Дэвиса называют черным принцем джаза. Большие имена употребляют без прилагательного «темнокожий»: Рэй Робинсон, Артур Эш, Кен Гриффи, Билл Расселл, Фло Джо, Барак Обама, Опра Уинфри, Жозефина Бейкер, Уитни Хьюстон, Вупи Голдберг, Гаррет Морган, Дэвид Гарольд Блекуэлл, Перси Джулиан. Это просто имена. Среди них спортсмены, ученые, кинозвезды и даже президент США.   

Безусловно, невозможно забыть о расизме вообще, как и о рабстве, фашизме, геноциде. Но не оказывается ли чрезмерным упрощением заявлять, что причина всех бед темнокожих – только расизм? Насколько справедлива и корректна подобная трактовка? И что тогда доказывают темнокожие звезды с «вершины пирамиды»?

Попасть в мир талантов, где ничего не надо провозглашать, а надо предъявить то, что умеешь, непросто. А есть жанры и виды деятельности, в которых темнокожим просто нет равных. Спорт и музыка, например. И, казалось бы, вот тема, которую можно оседлать пропагандистам: белым никогда не дотянуться до … и можно предъявить список. Но список никто не предъявляет. Почему? Потому что, когда человек достиг вершины, никто не смотрит, какого он цвета. Он – ценность для общества, для мира.

Искусственные квоты или расизм наоборот
Барак Обама – 44-й президент США с 2009 по 2017гг.

Когда Барак Обама стал президентом, он отказался от расового разделения. «Если поставить людям цель, если убедить их взять собственную судьбу в свои руки, то половина пути уже пройдена», – говорит он. Но не все умеют ставить цели. Прокладывать себе дорогу наверх, обвиняя всех и вся в дискриминации, гораздо проще.

Чем могут ответить белые? Ничем. У них такого козыря, как темная кожа, нет. Хотя случаи «притеснения» может вспомнить каждый: кому-то не повысили зарплату, кого-то не взяли на работу, с кем-то плохо обошлась полиция. Они признают, что их обошли умением, талантом, интригами, чем-то еще. Чернокожие сразу начинают говорить о дискриминации, тем самым признавая, что соревнуются совсем на другом поле – расовом – и тем самым ставят себя в заведомо исключительные и неравные условия. Белые это неравенство поддерживают (вынужденно), устанавливая квоты на участие темнокожих в создании произведений искусства. Что это, если не расизм? Расизм квот… 

Можно ведь на проблему так взглянуть: борясь за привилегии для черных, белые просто унижают их, черных, как бы говоря: «вы слабее. Вы не умеете так, как мы. Мы добрые и благородные. Мы отдадим вам это просто так. За то, что вы не такие, как мы». И это тема, на которой мы возвысимся – как сказала героиня Мэрил Стрип в фильме «The Prom», защищая маленькую лесбиянку, которую не пустили на школьный бал.

Искусственные квоты или расизм наоборот
Мерил Стрип в фильме ‘The Prom’

Да, искусство условно, а талант непобедим. Но мы никуда не денемся от визуального восприятия, ведь искусство – это прежде всего картинка. С галерки, из амфитеатра или даже из партера мы не разглядим, кто какого цвета. Главное – хорошо петь и танцевать, а тонны театрального грима и сценический свет подравняют всех. А кино – искусство особенное. Это крупный план. Он требует логики. И если одна из трех сестер – другого цвета, поневоле начнешь думать, что она от другого мужа и автор что-то от нас утаил. Вероятно, пройдет время, расы перемешаются и исчезнет необходимость в насильственном смешивании цветов и в установке квот на участие. Но пока это выглядит искусственно и натужно. Хотя может быть и политически верно. И, главное, модно.

 

Искусственные квоты или расизм наоборот
Герцог Гастингс и его будущая супруга – кадр из фильма Bridgerton

Назовите меня неполиткорректной. Но я не готова признать, что человек имеет право на большее только из-за цвета кожи, или из-за принадлежности к ЛГБТ. Я за битву талантов и справедливое распределение как моральных, так и финансовых привилегий. И против переписывания истории и нарочитое внедрение темнокожих или белых персонажей в ту историческую канву, в которой их не было. Подчеркиваю: нарочитое. И в данном случае не имеет значения, художественный это фильм или документальный. Создатели кино, спекулирующие на модной теме, это мнение могут игнорировать. Но ровно до тех пор, пока не начнут падать сборы за фильмы. Пока еще, мне кажется, не вышло ни одной картины, где белые играют рабов, а черные – хозяев. Мне кажется, такой поворот сюжета не за горами. Интересно, дело с квот начнется? По одному белому рабу на хлопковое поле? И что будут говорить политкорректные критики: ах, как талантливо актер имярек собирает хлопок и как умело актриса имярек затягивает корсет своей госпоже? Или их вообще проигнорируют, как третьестепенных персонажей, и наконец темнокожие возьмут реванш?

Почему неловко говорить на эту тему? Потому что все это – искусственный передел мира (хоть речь и об искусстве). Более того, многие просто молчат, потому что их назовут расистами. А никто не боится расизма наоборот? Возможно, кто-то уже пишет сценарий художественного фильма, в котором белые стоят на коленях перед черными?

Искусственные квоты или расизм наоборот
Кадр из фильма Bridgerton

Я готова признать право любого на привилегии за талант и труд. Это все настолько просто, что даже странно, что приходится отбивать эти слова на клавиатуре. Что приходится писать «белый-черный»,  ЛГБТ- не ЛГБТ. Ведь уже одно то, что об этом надо писать, и есть признание того, что все люди – разные, и к ним надо относиться по-разному. А ведь лидеры модных движений борются за противоположное. За равенство.

А равенство именно в отсутствии квот на что бы то ни было. Что бы ни заявляли политические спекулянты и что бы ни показывали популярные стрим-платформы в своих кинофильмах. 

 

 

 

Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии