Мир

О миссии российских миротворцев в Карабахе

Поделиться:

 

 

 

В конце октября 2020 г. азербайджано-турецкие силы прорвались в центр Нагорного Карабаха, и стало ясно, что армянам грозит разгром. 30 октября премьер-министр Армении Никол Пашинян официально предложил России ввести в регион миротворческие силы (неофициально такие предложения выдвигались и ранее). Президент Азербайджана Ильхам Алиев не возражал против ввода миротворцев, но заявлял, что решение должно оставаться за Баку, и не спешил выдвигать свои условия.

 

 

В свою очередь, не спешила и Москва: российский МИД несколько раз заявлял, что согласен на ввод своих миротворцев в регион, но только при наличии просьбы обеих сторон (что логично). Позиция Москвы была однозначна: вывод армянских вооружённых формирований из 7 оккупированных ими районов, не входящих в Нагорный Карабах.

7 ноября азербайджанские войска врываются в Шушу – горную крепость, являющуюся ключом к Карабаху. Есть информация, что в этот день армянское командование приказало своим войскам оставить город, но, как бы то ни было, иностранные корреспонденты именно 7 ноября передают, что армянские силы в районе Шуши дезорганизованы и отступают.

После падения Шуши армянские силы в Карабахе были обречены на окружение и уничтожение. Однако бои продолжаются: в самой Шуше около 200 армянских солдат отказываются уйти и сражаются насмерть в развалинах города.

9 ноября, в 17:30 по московскому времени, российский вертолёт Ми-24 был сбит ракетой, пущенной азербайджанскими военными. Лётчики погибли.

Показательно, что вертолёт был сбит на границе Нахичеванской республики, т.е. очень далеко от Карабаха. Он сопровождал колонну российских войск, передвигавшуюся по территории Армении (защищаемой российскими войсками по соглашению между Ереваном и Москвой), т.е. двигался по обычному маршруту, и азербайджанцы не могли опасаться, что он полетит бомбить их позиции в Карабахе. Да и что им этого опасаться – позиция России в Карабахской войне была как минимум нейтральной, во всяком случае никак не проармянской.

А теперь представим себе: расчёт азербайджанской ПЗРК пересекает границу с Арменией со стороны Нахичевани, и сбивает российский вертолёт. Чем рискует спровоцировать военный ответ со стороны России. Вы верите, что это была самодеятельность пары азербайджанских сержантов? Я – нет.

О миссии российских миротворцев в Карабахе

Реакция России была предсказуемой: Москва немедленно потребовала прекратить военные действия и допустить в Карабах своих миротворцев. На что на сей раз президент Алиев сразу же согласился. И на следующий день в Москве было подписано соглашение о прекращении огня, выводе армянских формирований из Карабаха и прилегающих районов, а также размещении в зоне конфликта российских миротворцев.

В Москве Алиев вёл себя как победитель – демонстративно оскорбительно по отношению к армянскому премьеру. Что неудивительно: московское соглашение зафиксировало полное поражение армянской стороны. Хотя, честно говоря, хозяева могли бы одёрнуть азербайджанского президента – приличные люди в гостях так себя не ведут. Но нет, не одёрнули – всё-таки победитель…

О миссии российских миротворцев в Карабахе
Президент Алиев приехал в Карабах

Суть соглашения в том, что Баку отказался предоставить Нагорному Карабаху и его армянскому населению какой-либо статус. То есть  азербайджанские войска входят на территорию Карабаха как полновластные хозяева. Зачем Алиеву в ситуации военной победы российские миротворцы? А вот зачем.

После падения Шуши начиналась агония армянского Карабаха, но она неминуемо была бы кровавой. Удержать Степанакерт, над которым нависает Шушинская скала, было невозможно, но для карабахских армян это столица. И если группа солдат отказалась уходить из Шуши, выбрав гибель в бою, то уж в Степанакерте таких бы нашлось гораздо больше. Как и в Мардакерте, Мартуни, Аскеране, в древних армянских храмах и монастырях. Занятие Карабах азербайджанскими войсками, учитывая ненависть между двумя народами, превратилось бы в ужасную бойню. В которой общественное мнение цивилизованных стран было бы отнюдь не на стороне Азербайджана. А это надо Баку?

Российские миротворцы в Карабахе оказались в уникальной ситуации, не имеющей аналогов в мире: они никого не разделяют. Поскольку Азербайджан не признал за Нагорным Карабахом никакого статуса, наши миротворцы… просто находятся на его территории. На которую Баку имеет право вводить войска, возвращать беженцев, и вообще делать всё, что пожелает. Российская миссия – миротворческая, а не по принуждению к миру, поэтому миротворцы не имеют права вмешиваться в действия азербайджанской стороны. И если такие нарушения имеют место, то они могут всего лишь зафиксировать их, и передать в центр мониторинга. Каковой располагается в Азербайджане, и мониторить ситуацию там будут россияне и турки. Что, кстати, в Московском соглашении не прописано, но уже после подписания соглашения и Баку, и Анкара заявили, что в Карабахе будут не только российские, но и турецкие миротворцы. Москва пока соглашается лишь на присутствие турецких наблюдателей в центре мониторинга, но, похоже, её разрешения  спрашивать и не собираются. Ведь Московское соглашение не предусматривает вывод иностранных (турецких, пакистанских и сирийских) сил из Азербайджана. В Баку просто отрицают их существование: мол, мы сами воевали, и сами выиграли войну. Пардон, а турецкие F-16, наносившие удары по армянским позициям – это что, ВВС Азербайджана? А пленные сирийцы, которых показывали армяне – это что, призраки?

И что, собственно, будет делать этот центр мониторинга при получении информации, скажем, об изгнании армянского населения, или о репрессиях против него? Жаловаться? Кому –  Господу Богу?

Во всех случаях использования миротворческих сил они разделяли пусть признанные не юридически, но хотя бы де-факто стороны: Катангу и силы Республики Конго, Республику Кипр и зону турецкой оккупации на Кипре, Молдавию и Приднестровье, Абхазию и Южную Осетию и Грузию. Либо миротворцы, как в Боснии, отвечали на безопасность анклавов – таких, как Сребреница. С правом (и обязанностью) использовать оружие в случае угрозы защищаемым. Но чтобы миротворцы никого не разделяли и ничего не разграничивали – такого в мировой практике не было.

О миссии российских миротворцев в Карабахе

Что же получается? Карабахская трагедия не закончена. Некоторые армянские отряды отказываются уходить из Карабаха, некоторые жители угрожают защищать свои дома с оружием в руках. После поражения героями для армян стали те 200 фидаинов, что погибли, но не ушли из Шуши. Сколько молодёжи решит последовать их примеру? Партизанская война в Карабахе совершенно бесперспективна (для неё необходимы базы за границей, военная и экономическая помощь партизанам, а Армения её не предоставит, опасаясь жёсткой реакции победителей – Баку и Анкары). Но такие попытки будут наверняка.

И как раз для этого Азербайджану нужны российские миротворцы. Они, конечно, не будут ловить армянских фидаинов в горах – это не их дело, но будут честно докладывать в центр мониторинга. Который устами его турецких сотрудников будет вещать всему миру: ага, армяне не выполняют соглашения, они занимаются терроризмом! А российским миротворцам что останется,  соглашаться?  Они, конечно, смогут жаловаться на насилия над армянами (если таковое будет, но покажите мне того, кто в этом сомневается). Вопрос,  кому жаловаться? Турецким наблюдателям..?

Не правда, смахивает на то, что Баку и Анкара просто развели Россию, вынудив её быстро подписать соглашение, в котором не прописано ничего, кроме возвращения Карабаха под власть Азербайджана, причём безо всяких условий, обязательств и ограничений. И, прикрывшись российскими солдатами, Баку будет творить в Карабахе, что захочет (а что там захотят, ясно заранее: очистить регион от армян). Так сказать, «не опасаясь врагов, за гранью дружеских штыков».

Нелепо думать, что два батальона российских миротворцев в Карабахе – это какое-то расширение российского влияния или присутствия в регионе. Это как раз ослабление этого влияния, а в долгосрочной перспективе – шаг к сокращению присутствия. Можно сколько угодно говорить о плохом отношении армян к России, недружественной политике Пашиняна – это другая тема. Но до осенней войны за Карабах армяне были единственным народом в Закавказье с сильными симпатиями к России. О Грузии говорить нечего (там Абхазия и Южная Осетия), а азербайджанцы, вне зависимости от того, как дела обстояли на самом деле, всегда считали и будут считать, что Россия с самого начала была против них и на стороне Армении.

Теперь армяне, значительная часть, считают, что Россия их предала (не будем рассуждать о том, насколько это справедливо – это просто констатация факта). А предстоящее занятие Карабаха азербайджанскими войсками, эксцессы при котором неизбежны, ещё более ухудшат отношение армян к России: ведь азербайджанцы будут действовать под прикрытием наших миротворцев.

О миссии российских миротворцев в Карабахе

Если же мировая общественность (например, французская, среди которой сильно сочувствие армянам) поинтересуется, где армяне, скажем, Гадрутского района, азербайджанские власти и турецкие «мониторщики» им честно ответят. Как Сталин, когда в Потсдаме, когда его Черчилль спросил: а где немцы, живущие в Силезии и Померании, ответил: “Они убежали”.

Впрочем, скажут азербайджанские власти и турки: обращайтесь к российским миротворцам. Они же отвечают за ситуацию. Хотя в действительности никаких рычагов воздействия на неё у наших двух батальонов не будет, и отвечать они ни за что не смогут. Это в Приднестровье, куда была в 1992 г. введена полноценная армейская группировка, которая к тому же опиралась на весьма мощные местные вооружённые формирования, российские миротворцы – это сила. А в Карабахе, где они будут окружены неприязнью как азербайджанских военных и чиновников, так и армянского населения, отрезанные от России – сила ли это?

А когда зачистка Карабаха от армян завершится, российские миротворцы станут Баку не нужными. И их тут же попросят на выход.

 

 

 

Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии