Интервью

Ядовитые выбросы не пахнут

Поделиться:

В ближайшие четыре года в Челябинске появятся еще две дополнительные станции мониторинга атмосферного воздуха. Но и они вряд ли решат проблему надежности контроля, притом, что уже сегодня в городе действует восемь мобильных лабораторий Гидромета. Об этом экологи и бизнесмены говорили на экспертном заседании инициативной группы «Эконет». С ее руководителем Денисом Константиновым встретилась наш корреспондент Анастасия Свиридова.

 

ВОПРОС: Денис, недавно состоялась встреча с чиновниками и бизнесменами по поводу мониторинга экологической ситуации в Челябинске. Кто пришел на совещание и какие проблемы поднимались?  

КОНСТАНТИНОВ: Эта встреча была с представителями крупных промышленных предприятий, эксплуатирующих объекты первой категории. Они обязаны иметь собственную систему мониторинга на источниках выбросов и в санитарно-защитной зоне. Мы обсудили правовые и технические вопросы, организацию производственного экологического контроля. По итогам встречи подготовили рекомендации по той проблематике, которая не позволяет сегодня предприятиям эффективно запустить данный технический мониторинг.

ВОПРОС: Что конкретно не позволяет?

КОНСТАНТИНОВ: На сегодняшний день отсутствуют «коробочные решения» (решение, которое не требует настройки, имеет неизменяемый, постоянный состав — прим. автора), нормативная база по требованиям к территории, к порядку установки станций экологического контроля предприятий в санитарно-защитных зонах.

ВОПРОС: Вы сказали, что одним из барьеров на пути к чистому городу является отсутствие законодательной базы. Чего не хватает?

КОНСТАНТИНОВ: Проблема в отсутствии неких нормативов по производственному контролю в санитарно-защитной зоне. Поэтому бизнесмены не торопятся вкладываться в анализирующие системы, так как требований к исполнению закона о мониторинге пока нет. Даже если завод или фабрика проявит собственную инициативу, не исключено, что появятся особые нормы, а значит,  работа предприятия окажется напрасной.

ВОПРОС: Если на предприятиях все-таки появятся мониторинговые станции, заработает ли система контроля? На мой взгляд, проблема-то не с контролем, а с нарушением  допустимых норм…

КОНСТАНТИНОВ: Не могу с вами согласиться, это не совсем так. Тот факт, что на данную встречу добровольно пришли представители десятка крупных промышленных предприятий, говорит о заинтересованности этих компаний. Поэтому я бы не стал говорить, что они злостно нарушают нормы, они своими действиями неоднократно доказывали, что пытаются найти решение. Так что система контроля поможет однозначно.

Мы сейчас говорим о том, что данная программа производственного экологического контроля позволит предприятиям в режиме онлайн контролировать технологический процесс из удаленной диспетчерской, видеть распространение и действие производственных процессов в зоне влияния предприятия. Руководство оперативно получит достоверную информацию, что позволит им как минимум влиять на производственные процессы, а также критично смотреть на них.

ВОПРОС: Но не сократят же они производство, когда увидят, какой вред причиняют экологии города? Каким образом аналитические систему будут способствовать улучшению атмосферного воздуха?   

КОНСТАНТИНОВ: В нынешнем состоянии атмосферы города мы привыкли обвинять десяток крупных предприятий. Но, думаю, ни для кого не секрет, что не менее значительный вред наносят более мелкие, остающиеся “в тени” компании, которые не осуществляют контроль. Выявить очаги загрязнения поможет сеть мониторинга. Не думаю, что с установкой оборудования возникнут проблемы, так как оно должно быть недорогим — компания разработчик находится в Челябинске. Сейчас решается ряд вопросов технического и правового характера.

ВОПРОС: А что это за небольшие предприятия? Можете назвать некоторые из них?

КОНСТАНТИНОВ: Это предприятия, которые, например, обжигают металл, заводы по производству асфальта. Это те случаи, когда небольшой завод — крупный загрязнитель. Не подумайте, я ни в коем случае не говорю о кафе или бытовой котельной. Их вклад в загрязнение атмосферы минимальный. Мы говорим по большей части о «грязном» производстве при небольших объемах выпускаемой продукции.

ВОПРОС: Что мы мониторим сейчас с помощью передвижных станций Гидромета? В чем их проблема, они не видят концентрации каких-то определенных веществ?

КОНСТАНТИНОВ: Не совсем. Эти станции работают в определенные часы, производят замеры в назначенных районах. Мы же понимаем, что требований к замерам сегодня достаточно много, как и самих видов станций. Существуют стационарные посты, подфакельные посты, придорожные, передвижные. Последние должны использоваться в зонах с редкими выбросами, где нахождение стационарного или мониторингового поста нецелесообразно. С учетом того, что мобильных лабораторий не так много на мегаполис, их работа осуществляется с большими перерывами, соответственно, выявить полную картину и определить ответственных лиц практически невозможно. Эти посты подтверждают факты выбросов, но уже тогда, когда о них становится известно. Только тогда лаборатории выезжают на уличенное в «нечистоплотности» предприятие. Но такие эпизодические замеры неэффективны, хотя бы потому, что заводы работают в постоянном режиме.

ВОПРОС: На мониторинговых постах технология анализа атмосферного воздуха будет такой же? Мы будем видеть те же вещества, такими же методами определять концентрацию, или же будут отличия?

КОНСТАНТИНОВ: Мониторинговая сеть покажет наличие загрязнения воздуха, определит спектр вредных веществ. Сейчас стоит вопрос о том, какие вещества он будет в себя включать. Более детально с учетом коэффициента рассеивания будет разбирать состояние воздуха передвижная станция, которая в случае выбросов отправится на тот или иной завод. Только комплексный подход с использованием всех инструментов, как стационарных, так и мобильных, позволит прекратить практику безнадзорных выбросов. Ведь первое, с чего начинают — это контроль. А его на сегодняшний день у нас не существует.

ВОПРОС: Есть успешные примеры других городов или стран, где существует комплексная система мониторинга?

КОНСТАНТИНОВ: Я недавно вернулся из Германии. Там система работает как раз по такой схеме, которую я описал. Я видел передвижные станции, специальные системы на источниках выбросов. Я был на заводе по термической обработке отходов, иначе на мусоросжигающем заводе. Они осуществляют регулярный мониторинг в селективной зоне, рядом с жилым сектором.

ВОПРОС: В Челябинске во время НМУ и без мониторинга понятно, что концентрация вредных загрязняющих веществ давно перешагнула допустимый порог.  

КОНСТАНТИНОВ: Люди оценивают качество воздуха зачастую по запахам. Но ведь пахнет не вредными веществами, так как ядовитые газы: фосгены, фураны, бензапирены не ощущаются человеком. Люди чувствуют запах продуктов жизнедеятельности, биологического распада. Предприятия, которые, например, коптят рыбу и не дают жить целым районам, не производят вредных веществ, либо производят абсолютно допустимый минимум, попадающий под все нормы, вместо этого отличаются едким запахом. Для таких фабрик сегодня актуальна тема переработки мусора.

Недавно обсуждали вопрос, поднятый депутатом Госдумы, о работе предприятия по переработке биологических отходов в Еткульском районе, о деятельности которого знают все близлежащие населенные пункты. Там люди просто задыхаются. 5 декабря мы планируем провести научный семинар «Технологии устранения запахов». Так что помимо мониторинга ядовитых газов, необходимо решать и эту злободневную проблему, на которую реагируют люди. Мы же понимаем, что пахнет сероводородом, и при этом пытаемся уловить вредные концентрации ядовитых газов. Мы стараемся решать все постепенно. Сейчас мы занимаемся вопросами контроля, потом мы начнем работать над производственными задачами по сокращению негативного воздействия предприятий на экологию, а также над устранением неприятных запахов в городе.

Фото из профиля Дениса Константинова в сети ФБ

Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии